Дата 20.06.2008 10:52

Юлиус Эвола: Бегство к "сверхъестественному"

Тема: ЛИЧИНА И ЛИЦО СОВРЕМЕННОГО СПИРИТУАЛИЗМА

От переводчика. Давно замечено, что в моменты кризиса возрастает интерес ко всему сверхъествественному, таинственному и экзотическому. Некоторые видят в этом признаки пробуждения "духовности", хотя, на самом деле, в большинстве случаев речь идёт о движении, ещё в начале прошлого века названном спиритуализмом, который не только не способен стать противоядием против материализма, но скорее, напротив, может лишь усугубить болезни современной цивилизации. Хуже всего обстоит дело, когда от теории пытаются перейти к практике, вторгаясь в области, где отсутствие надлежащей подготовки и знаний, может привести к самым печальным последствиям для человеческой личности.

Именно этой проблематике посвящена книга Юлиуса Эволы "Личина и лицо современного спиритуализма", в который даётся критический анализ многочисленных разновидностей этого течения, начиная от спиритизма, теософизма, антропософии и психоанализа, кончая практической "магией" и сатанизмом


«Настало время, благоприятствующее разнообразным двусмысленным предприятиями, причудливым образом смешивающим спиритуалистические заблуждения с материалистической чувственностью. Спиритические силы проникают сегодня повсюду. Уже нельзя сказать, что в современном мире отсутствует сверхъестественное, напротив, оно присутствует повсюду во всём своём разнообразии. Большим злом на сегодня является не материализм, сциентизм, но необузданная «духовность». Однако, из этого вовсе не следует действительного признания подлинно сверхъестественного. «Мистическое» привносят во всё, как в тёмные глубины «Я», которые оно превращает в пустыню, так и в центр разума, изгоняющего его из своих владений. Его готовы искать где угодно, кроме как в божественном порядке, где оно реально пребывает».

Так писал в своей относительно давно изданной и неоднозначной книге «Защита Запада» католик Анри Массис; но эти слова и по сей день сохраняют своё значение. Действительно сегодня по-прежнему процветает множество групп, сект и движений, чья деятельность посвящена оккультному и «сверхъестественному». Оживляющиеся при каждом обострении кризиса западного мира, подобные течения находят многочисленных приверженцев, один только спиритизм насчитывает миллионы последователей. Импортируются эзотерические учения всякого сорта и чем более странным и загадочным выглядит такое учение, тем более притягательным оно оказывается. Можно сказать, что любая смесь легко вливается в сосуд «спиритуализма» – псевдо-йогические практики, множественные разновидности лжемистики, маргинальный «оккультизм» масонских лож, нео-розенкрейцерство, регрессивные натуралистические и примитивистские фантазии на пантеистической основе, нео-гностицизм и астрологические бредни, парапсихология, медиумизм и прочее, не говоря уже о случаях чистой мистификации. В общем, достаточно, чтобы нечто слегка отклонялось от того, что принято считать нормальным, от общепринятого порядка, достаточно, чтобы в нём было что-то необычное, таинственное, загадочное и иррациональное, дабы без труда вызвать интерес у доброй части наших современников. Наконец, даже «наука» не избежала этой напасти: в некоторых из её ответвлений, таких как психоанализ и «глубинная психология» дело нередко кончается беспорядочным вторжением в пограничные регионы «Я» и сознательной личности. Вдобавок наблюдается следующий парадокс: именно представители тех «позитивистских» наук, которые для самооправдания собственного существования систематически очерняют всякое мировоззрение, содержащее сверхъестественные элементы, именно они сегодня нередко выказывают удивительное снисхождение к примитивным формам нео-спиритуализма. Они злоупотребляют своей репутацией, заработанной серьёзными исследованиями в тех областях, где они действительно компетентны, используя её как гарантию, подтверждающую ценность подобных форм, и превращают её в опасный инструмент искушения и пропаганды: типичен случай физиков Крукса и Лоджа, увлёкшихся спиритизмом. В результате значительные области западного мира накрывает волна духовного хаоса, что странным образом делает его похожим на мир периода эллинистического упадка, одной из причин которого была его азиатизация. Повсюду появляются разномастные мессии, на любой вкус и цвет.

Прежде всего следует сориентироваться, чтобы понять, каковы основные причины этого явления.

Первой, бросающейся в глаза чертой является общее стремление к бегству от реальности. Несомненно, в одном из аспектов нео-спиритуализма отражается общая тенденция, заставляющая человека бежать из окружающего мира, бежать от тех удушающих форм, которые обрела нынешние цивилизация и культура современного Запада, что в пограничных случаях приводит к наркомании, анархистским взрывам, пандемии секса, распространению разнообразных форм невротической компенсации.

Впрочем, это стремление можно признать до некоторой степени оправданным. Нео-спиритуализм не случайно возникает одновременно с утверждением материалистического и позитивистского видения мира и человека, убожество и бездушность коего роднит его с рационализмом, притязанием отвлечённого рассудка на то, чтобы упразднить или уравнять всё, что относится к глубочайшим слоям бытия или психики. Наряду с этим, стоит указать на исчезновением форм традиционной цивилизации в высшем смысле, способной открыть доступ к горнему миру. Говоря о Западе, речь идёт прежде всего о возобладавшей там религии, христианстве, которое фактически умерло, поскольку уже не в силах указать точки отчёта, опираясь на которые можно достичь подлинной трансцендентности, ибо современное католичество свелось, с одной стороны, к инертной теолого-догматической структуре, с другой, к примитивной набожности и морализму мелкобуржуазного типа, что закончилось разговорами о «смерти Бога» и требованиями демифологизировать религию, низводящими весь её смысл до необходимости социального служения (как это происходит, например, в так называемом «безбожном христианстве»).

Но, если религия перестала исполнять свою высшую функцию, если кажется, что она уже не в силах ничего предложить тому, кто искал не просто «веры», кто противился буржуазно-моралистическому и социальному одомашниванию человеческого животного, но чаял, пусть даже смутно, освобождающего духовного опыта, то подрывные максимы новейших идеологий, согласно которым рождение и смерть человека ограничены земными рамками, а целью его является построение общества массового производства и благосостояния, иссушают сами основы жизни, превращая её в нечто пресное и скучное, за что в любом случае приходится расплачиваться новыми ограничениями и увечьями для личности, и неизбежно приводит к нетерпимости и бунту.

Исключая случаи полной деградации, вызванной определёнными процессами, в глубине человеческой природы всегда сохраняется потребность в «ином» и даже сверхъестественном. Эту потребность можно придушить только до определённой степени. В последнее время, благодаря вышеуказанным факторам, удушающие тиски сжимаются. Попытки найти выход из этого состояния толкают многих к нео-спиритуализму, который якобы в новой форме открывает доступ к идеям, позволяющим познать более широкую реальность, не только теоретически, но и в качестве живого духовного опыта. А поскольку сегодня начали признавать – пусть даже спорадически – «сверхъестественное», как проявление сил, законов и возможностей, выходящих за пределы, установленные в прежний позитивистский период, это стало решающим фактором, позволяющим перенаправить то стремление к бегству, которым мы намереваемся здесь заняться, в совершенно определённое русло.

Последним, но немалозначимым фактором стало широкое распространение учений, имеющих преимущественно восточное происхождение, сулящих гораздо больше, чем западные религии, пропагандой которых, однако, занимаются не специалисты, разбирающиеся в высших формах восточной культуры, но люди, знакомые исключительно с её поздними, обессиленными и выхолощенными ответвлениями.

Таковы в целом «ситуационные» обстоятельства, коим мы обязаны распространением нео-спиритуализма, каковой, как мы уже отмечали в другом месте, носит черты того особого явления, которое Освальд Шпенглер назвал «второй религиозностью»; т.е. религиозностью, торжествующей не в период расцвета органической, качественной и духовной цивилизации и в центре её, но зарождающейся на обочине сумеречной, разлагающейся цивилизации, в частом случае, в тот период, который тот же Шпенглер определял как «закат Запада».

Перевод Виктории Ванюшкиной

Продолжение следует.

Оригинал статьи по адресу http://novchronic.ru/1427.htm