Дата 07.07.2012 21:39

К.Н. Леонтьев как идеал и орудие чиновной содомии

Тема: ЗАПИСКИ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Автор: Егор Холмогоров

Когда в самом начале "Византизма и славянства" Леонтьева читаешь презрительный отзыв о западноевропейце как "существе, исковерканном нервным чувством собственного достоинства", то до какого-то момента думаешь, что это отзыв эстета-ницшеанца о мелких заботах последних людей. И испытываешь некое очарование.

Но, если смотреть на дело всерьез и припомнить ВСЕ что мы знаем о Леонтьеве, то мы вдруг поймем, что почти всю свою жизнь он прожил _мелким российским чиновником_. И презрительную фразу насчет лиц с достоинством необходимо понимать буквально - как раздражение мелкого российского чиновника на ту категорию лиц, которая размахивая своим достоинством пытается противоречить его самоуправству.

Философия Леонтьева - это не философия свободного художника, а философия среднего клерка. С художеством, конечно, ну а то мы не видали у нас клерков с художеством.

Исключи из Леонтьева художество и обнаружишь логическую схему первого зама мэра города Цурюпинска-на-Неупивайке.

Все то доброе, что он усматривает в мире, - это то, что способствует клерку начальствовать, властвовать и брать на лапу (интересно кстати брал ли Леонтьев на лапу? В его образе в письмах, равно как и в идеях нет ничего противоречащего).

Все злое, что он видит, - всевозможный средний европеец как идеал и орудие Всемирного разрушения - это то, что начальствованию поддается плохо, причиняет беспокойство и борзых щенков не приносит.

При этом надо конечно еще учесть что Леонтьев не просто чиновник, а колониальный чиновник ориенталист. Причем восток у него ассоциируется с источником наслаждений (в том числе и греховнейших) и страстей (в том числе и постыднейших). Восток развеивает у чиновника скуку. Европейское же начало это то, что скуку не развеивает, страсти заставляет ограничивать и сладострастия от унижения другого не предполагает.

В логике мелкого имперского колониального клерка Европа - это место скуки, ограничений и источник неудобств и "непорядка".

Разумеется Леонтьев более сложная, богатая, яркая, умная и патологичная (письма даже изданные производят шокирующее впечатление) личность чем нарисованный выше образ. Да и покаяться как христианин он сумел и умер монахом. Но...

Но матрица-то именно эта. И когда читаешь очередное выражение презрения к свободе надо понимать, что говорит это не юноша бледный, а именно утомленный мелкий чинуша, которому эта "швобода" поперек горла и кошелька..

Оригинал статьи по адресу http://novchronic.ru/10023.htm