RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
16
ноября
 
 
 
Досье

А. Дюков. Кузницы исторических мифов (Русский Проект. Июнь 2007)

       В советское время гневные филиппики отечественных историков в адрес «буржуазных фальсификаторов истории второй мировой войны» воспринимались с изрядным скепсисом. После распада СССР выяснилось, что нашу историю действительно фальсифицируют, создавая предельно негативный образ СССР/России. Уже сегодня наша страна воспринимается в мире как страшный монстр, во время оно захвативший мирную Польшу и прибалтийские государства и устроивший там кровавый геноцид. Все чаще и чаще Советский Союз рассматривается западными журналистами и политиками как аналог нацистской Германии; затем этот образ проецируется на современную Россию.

«Россия, пожалуй, единственная страна в мировой истории, которая олицетворяет многовековую политику угнетения, - писала в мае 2005 года германская «Die Welt». Ни в один период времени здесь не соблюдались основные принципы свободы, человеческого достоинства и уважения прав собственности. В хронике ошибок один режим следует за другим. Но коммунизм был самым ужасным».

«Несмотря на то, что Россия является правопреемником СССР, она отказывается признать роль Москвы в массовых убийствах и депортациях миллионов иностранных граждан, - вторила британская «The Financial Times». - В отличие от послевоенной Германии, Москва не выплатила компенсаций за преступления сталинского Кремля».

Наконец, испанское издание «ABC» 12 мая 2005 года опубликовало статью под говорящим названием «Позорное празднование». Позиция редакции исчерпывающе разъяснялась в подзаголовке: «Празднование Победы в Москве – тошнотворная ирония судьбы».

Подобные статьи являются правилом, а не исключением. Конечно, на все эти оскорбления можно попытаться не обращать внимания. Однако логика информационных войн неумолима. «Может показаться, что массированная антироссийская кампания на Западе не несет угрозы для России, - замечает в этой связи журналист В. Фролов. – Но это не так. Антироссийская компания – не просто информационный фон, который можно бы и проигнорировать. Она «удобряет почву» для принятия крайне невыгодных нам политических решений на Западе, которые уже могут нанести серьезный ущерб нашей стране».

Очевидно, что в России должно быть налажено противодействие переписыванию истории ХХ века в неприемлемом для нашей страны духе. Однако прежде нам необходимо осознать, кто нам, собственно, противостоит. СМИ – лишь подсобный инструмент; масштабное переписывание истории невозможно без участия официальных государственных структур.

После распада СССР подобные структуры стали расти как на дрожжах. «В Латвии, Литве и Эстонии перелицовка фактов и подгонка их под нужды официальной идеологии не являются уделом отдельных групп историков, а давно поставлена на поток в целой сети исследовательских организаций и учреждений, существующих за счет государства и грантов эмигрантских организаций прибалтов из США, Канады, Австралии и Западной Европы», - отмечает историк Владимир Симиндей. Точно так же дело обстоит в Польше и на Украине.

Одной из первых официальных ревизионистских структур стал созданный, в соответствии с решением польского парламента от 19 декабря 1998 года Институт национальной памяти (ИНП). К настоящему времени отделения ИНП действуют в 11 крупных городах Польши, общее число сотрудников составляет более 1200 человек. Руководит председатель, которого по рекомендации коллегии при институте на пять лет выбирает сейм, а затем утверждает сенат.

Согласно официальной формулировке, институт осуществляет «сбор документов органов госбезопасности, накопленных за период с 22 июля 1944 года по 31 декабря 1989 года, расследование нацистских и коммунистических преступлений, а также проведение общеобразовательной деятельности». Однако де-факто ИНП приобрел свойства, весьма нехарактерные для научно-исследовательского учреждения.

Институт инициирует судебные дела, обвиняя людей в сотрудничестве с «коммунистическими спецслужбами»; сотрудники ИНП выступают в качестве обвинителей на судебных процессах. В итоге, как отмечают наблюдатели, Институт национальной памяти из научного учреждения превратился в своеобразную «политическую полицию».

В настоящий момент деятельность ИНП носит преимущественно внутрипольский характер. Однако при необходимости, эта хорошо отлаженная и финансируемая структура может быть использована для предъявления политических и финансовых претензий к нашей стране.

В Литве пошли по тому же пути, что и в Польше. В Вильнюсе активную публикаторскую и выставочную деятельность ведет т.н. «Центр геноцида и резистенции», созданный в начале 1990-х годов. Юридически центр является департаментом при кабинете министров страны, а директор его утверждается Сеймом по представлению премьер-министра страны. Точно так же, как и в польском Институте национальной памяти, в составе литовского центра функционирует департамент специальных расследований.

В Латвии в 1998 году была создана Комиссия историков при президенте страны, в составе которой по непонятной причине счел возможным войти директор Института всеобщей истории РАН А.Чубарьян. Ключевыми задачами данной структуры являются обеспечение официальных лиц тезисами для «оккупационной» риторики и презентация на международной арене тематики «преступлений против человечества в Латвии в период советской и нацистской оккупаций (1940 - 1991)», при этом акцент делается на «преступления советского тоталитаризма».

Одновременно в Латвии действует правительственная Комиссии «по установлению числа жертв тоталитарного коммунистического оккупационного режима СССР и мест их массового захоронения, обобщению информации о репрессиях и массовых депортациях и подсчету причиненного латвийскому государству и его жителям ущерба», готовящая обоснования для официального выдвижения финансовых претензий к России.

Система ревизионистских учреждений в Эстонии практически аналогична латвийской. В 1993 году парламент Эстонии создал государственную комиссию по расследованию репрессивной политики оккупационных сил, перед которой была поставлена задача подготовить «Белую книгу о потерях, нанесенных народу Эстонии оккупациями». «Белая книга» была издана в 2003 году и послужила основой для масштабной антироссийской пропагандистской капании, а так же для требований к России «возместить ущерб, нанесенный оккупацией».

Неторопливость, с которой комиссия парламента готовила «Белую книгу», по всей видимости, стала причиной создания еще одной комиссии – Эстонской международной комиссии по расследованию преступлений против человечности при президенте республики. Эта структура, впрочем, так же не отличилась оперативностью и лишь в 2001 году обнародовала первое «Заключение» о событиях «первой советской» и немецкой оккупаций.

Исследованием «советской оккупации Эстонии» занимаются еще несколько специализированных структур, как, например, Центр исследований советского периода (S-Centre), Эстонское бюро регистра репрессированных (ERRB) и фонд Кистлер-Ритсо (Kistler-Ritso Foundation). При поддержке последнего таллинским Музеем оккупации была опубликована коллективная работа под названием «Обзор периода оккупации», полностью неадекватная с исторической точки зрения.

На Украине создание ревизионистских структур началось позднее, чем в Польше и Прибалтике. Одно из первых таких структур стала Правительственная комиссия по изучению деятельности ОУН и УПА, созданная в 1997 году. Опубликованные в 2000 и 2005 году выводы рабочей группы историков при Комиссии практически полностью реабилитировали ОУН-УПА, создав тем самым историческое обоснование для концепции «советской оккупации Украины».

Во Львове действует Центр исследований освободительного движения – молодая, но весьма мощная структура, ведущая активную публикаторскую и выставочную деятельность, направленную на реабилитацию ОУН-УПА.

Практически завершено на Украине переписывание истории голода 1932 – 1933 гг. Реальная трагедия, затронувшая многие народы бывшего СССР, переписана в примитивном националистическом духе. Оказывается, голод 1932 – 1933 годов был спровоцирован коммунистическими властями исключительно для уничтожения украинцев и является актом геноцида, ответственность за который должна нести правопреемница СССР – Россия. Эту концепцию украинский МИД активно продвигает на международной арене, значительно завышая при этом количество жертв «голодомора». Историческое обоснование для таких претензий готовит масштабный проект «Уроки истории: Голодомор 1932 – 1933 гг.», финансируемый международным фондом «Украина-3000» супруги украинского президента Катерины Ющенко.

На Украине так же действует множество более мелких структур по переписыванию истории; кроме того, в 2005 году президентом В. Ющенко был подписан указ о создании Украинского института национальной памяти – структуры, аналогичной польскому Институту национальной памяти и литовскому Центру геноцида и резистенции.

Кроме исследовательских структур, важную роль в переписывании истории играют музеи оккупации. Это специфическое явление на постсоветском пространстве. Первыми такими музеями обзавелись прибалтийские республики, целенаправленно выстраивавшие свою национальную идентичности на противопоставлении СССР/России (в Литве эта структура получила название «Музея геноцида» и была подчинена «Центру геноцида и резистенции», речь о котором шла выше). Вскоре после «Революции роз» Музей оккупации появился в Грузии, а летом 2007 года в Киеве начал действовать «Музей советской оккупации Украины».

Слово «музей» не должно вводить в заблуждение: целью этих структур является не поддерживание исторической памяти, а ее радикальная трансформация в антисоветском и антироссийском духе. Первыми потребителями этой «новой истории» становятся западные дипломаты и журналисты, которых в «музеи оккупации» водят прямо-таки в обязательном порядке. Вторая категория посетителей «музеев оккупации» - подростки, которые в силу своего возраста не помнят Советского Союза. А когда люди не знают истории, им в голову можно вложить самую невероятную ложь. Этим, собственно говоря, и занимаются Музеи оккупации.
Создание в бывшей республике СССР Музея оккупации – верный признак того, что местное руководство занимает по отношению к России как к правопреемнице СССР самую жесткую, самую непримиримую позицию. При этом ненависть обращается не только против нашего государства, но и против нашего народа. «Русские оккупанты» – вот клеймо, которое получают местные русские диаспоры, как только Музеям оккупации удается прочно внедрить идею «оккупации» в общественное сознание. Разжигание ненависти к России и русским – непременный результат деятельности Музеев оккупации.

Излишне говорить, что поиск исторической правды мало интересует сотрудников этих структур; их основные усилия направлены на тенденциозное переписывание истории в антисоветском и антироссийском духе.

Именно эти структуры предоставляют материал для СМИ и политиков; именно от них исходит главная угроза для российской истории. Наладить противодействие этим куницам исторических мифов – вот задача, которая сегодня встает перед отечественными историками.

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»