RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
20
октября
 
 
 
Лица
 
Дата 06.09.2011 19:29 Вставить в блог Версия для печати

Михаил Покась: Quo Vadis-1. Население Западной Европы: стратегический тупик.

Тема: ПОЛИТИКА
По мотивам недавних погромов в Лондоне решил изложить несколько своих давних мыслей на бумаге. Получилось, конечно, коряво и несколько сумбурно, но на большее у меня сейчас думалка не способна, отпуск влияет, да.

Итак, погромы в Лондоне – это бунт эмигрантов, выплеск пауперов на улицы или социальный протест? То есть – чтобы лечить, надо поставить диагноз, иначе лекарство и ядом обернуться может.

Прежде всего, отмечу, что нижеизложенная модель относится к благополучным экономически странам Западной Европы. Восточную Европу как-нибудь потом отпрепарирую, США – вообще иная ситуация.

Постмодерн – это отказ от промышленности. То есть, заводы и фабрики, больше двух веков бывшие показателями мощи страны, безжалостно изгоняются за пределы государства, выносятся куда-нибудь в Третий мир, где и рабочая сила подешевле, и права её не защищены практически никак. Но, когда страна избавляется от промышленности, а модернизированное до безобразия сельское хозяйство требует для успешного функционирования не более 10 % от населения страны, возникает вопрос: а куда же девать всех тех, кто ещё недавно стоял за станком или ходил за плугом?

Развитые страны Запада нашли три пути решения этого вопроса.
Первый «резервуар» для излишней рабочей силы – это «выдавливание» её в непроизводственный сектор. В результате возникает переразвитая до отрыжки сфера обслуживания, которая нуждается в большом количестве не слишком квалифицированной (и, как результат, низкооплачиваемой) рабочей силы и представляет собой конгломерат огромного количества мелких и мельчайших предприятий, чьё функционирование и эффективность зависит исключительно от текущего положения дел в экономике: дела хороши – жируем, дела плохи – сидим на голодном пайке. При этом основной продукт этой сферы – услуги, которые, если что, на хлеб не намажешь.

Правда, надолго выдавливать рабочую силу в этот сектор не получается – престижной работу официанта или уборщика (даже если назвать оного «менеджером по клинингу») не назовёшь, и денег приносит немного, особенно по сравнению с декларируемыми СМИ стандартами. Так что – прежде всего, в этот сектор в развитых странах попадают эмигранты первого поколения, ошеломлённые разницей зарплат у себя дома и здесь, в богатой стране. Впрочем, уже их дети в качестве точки отсчёта рассматривают средние доходы местных, и на низкооплачиваемую работу идти не спешат.

Второй «резервуар» - это система образования. Да-да, именно так. Удлинняем срок пребывания детей в школе на год – несколько сотен тысяч человек не ищут работу. Плюс дополнительные учителя, т.е. рабочие места. Большая часть выпускников школ идёт в ВУЗы? Замечательно. Неважно, чему их там учат, и учат ли вообще чему-то – главное, сотни тысяч молодых людей чем-то заняты и рабочих мест не требуют. Или согласны в качестве подработки работать на низкооплачиваемых местах – заполняя прорехи в секторе обслуживания.

Интересно, что именно вокруг «образования» сформировалась такая интереснейшая социальная группа, как «молодёжь». Дело в том, что ещё 150 лет назад такого понятия не было в принципе. От самого возникновения цивилизации человек проходил две стадии – ребёнок (нет обязанностей, но и прав нет) и взрослый (все права налицо, но и обязанности входят в комплект). А вот в ХХ веке появилась новая группа людей, получающая все права (ибо по возрасту уже положено), а вот обязанностей – никаких, потому что «это же ребёнок!». То есть – живи на полную и не заботься ни о чём. «Взрослые» люди кажутся молодёжи скучными и занудными – они скучные, сухие, циничные и вечно всем вокруг недовольны, вечно чем-то озабочены, чем-то заняты, серые, в общем, и унылые. Соответственно, взрослеть (и приобретать ответственность хоть за что-то) молодёжь не спешит – вон в Греции студенты тридцати пяти лет от роду организуют сокурсников на демонстрации за что-то против чего-то. Действительно, зачем взваливать на себя ответственность, когда «мы маленькие дети, нам хочется гулять!»?

С другой стороны, современная молодёжь экономикой не востребована. До недавнего времени все сколько-нибудь значимые посты занимали представители многочисленных поколений родившихся в 1950-1960-х, перспектив карьерного роста было минимум, а среди безработных именно молодёжь составляла подавляющее большинство – и дело даже не в отсутствии вакансий как таковых, а, скорее, в том, что отучившись 5 лет в университете мойщиком посуды в тетьеразрядную забегаловку или парковщиком машин при отеле идти как-то не хочется.

Соответственно, у молодёжи вырабатывается полное безразличие – трудно ощутить себя причастным к некому процессу, если ты совершенно не востребован, и если обществу ты не нужен, то нужно ли такое общество тебе? Остаётся одно – «хлеба и зрелищ!»
Третий же «резервуар» для излишков рабочей силы – это система социального обеспечения. Человек ищет работу (или не ищет), но получает от общества некие деньги, которые позволяют ему сводить концы с концами. Но при этом ничего не производит и, зачастую, вообще ничего полезного не делает. Соответственно, немалая часть молодёжи попадает в этот «резервуар» напрямую из системы образования, особенно если образование (в том числе и высшее) получает за счёт государства или за сравнительно символическую плату. Туда же попадает значительная часть детей эмигрантов из слаборазвитых стран. При этом, люди, «профессионально» сидящие на соцпособии, попросту сходят с ума от безделья. Соответственно, они хотят не только хлеба, но и зрелищ!

Тут можно задаться вопросом: а за чей счёт весь этот банкет? Немерянное количество средств расходуется на поддержание социальной стабильности, но доходы-то откуда?

Доходы на такую роскошную жизнь страны Европы получают, прежде всего, за счёт этакого «коллективного неоколониализма». Т.е. некая корпорация владеет месторождением полезных ископаемых где-нибудь в дебрях Африки или заводом где-то на Филиппинах, а основные налоги платит не там, а по месту нахождения головного офиса – в Амстердаме, Париже или Брюсселе. Но корпорации тоже не собираются платить слишком много – поэтому на повестку дня государства всё чаще выходит получение средств за счёт наращивания долгов, что прекрасно видно на примерах Греции, Испании или Бельгии.
Но – этот пир духа не вечен, синхронно наложилось несколько разных процессов. С одной стороны, долги достигли критической массы, когда государства уже не в силах их оплачивать. С другой стороны, из-за кризиса, поступления денег в казну резко сократились. С третьей стороны, доля пенсионеров растёт – а пенсии им тоже из бюджета, по сути, выплачивают. Так что тратить огромные деньги для всеобщей радости уже не получается.

Первыми почувствовали неладное обитатели «первого резервуара» - резко увеличившаяся безработица и падение доходов финансового сектора привели к тому, что сфера обслуживания стала избыточной. Европейцы начали экономить, и среди мелких лавочников нарастает недовольство. Кризис, понимаете ли.

Обитатели «второго резервуара» недовольны не в меньшей степени – в одних странах, как в Англии, собираются плату за обучение в университетах поднимать, в других – как в Греции – установить ограничение на продолжительность пребывания студентом (то есть, не получил диплом за 7 лет – свободен!).

Но наиболее болезненную реакцию, как, в общем-то, ожидалось, продемонстрировали обитатели «третьего резервуара». Инфляция идёт – а пособия не растут, вводятся ограничения, шара завершается. То есть, вожделенный «хлеб и зрелища» заканчиваются. Более того, с исчезновением СССР, пропала, по сути, ещё одна причина поддерживать социальное равновесие – если тридцать лет назад «низам» европейского общества было на что указывать «верхам» - вот, мол, как там люди живут! – то теперь этот элемент конкуренции попросту отсутствует.

«Хлеба» стало меньше, «зрелища» поднадоели, жизнь пуста и скучна… Вот она – предельно благоприятная среда для уличных погромов. А уж пауперы к ним всегда присоединятся, это их социальная ниша.

Так что, погромы, что в Париже несколько лет назад, что в Афинах в начале этого года, что в Лондоне пару недель назад, имеют под собой одну и ту же основу – «лишние» европейцы не хотят быть таковыми, но не знают, как именно донести это до правительства. Как умеют, так и доносят. И подобные бунты продолжатся, причём будут вспыхивать в самых неожиданных местах благополучной, казалось-бы, старушки-Европы.

И лучшее лекарство от подобных бунтов – это, как ни странно, реиндустриализация ЕС, возвращение в Европу производства того, что поставляют сейчас на рынки ЕС трудолюбивые китайцы, уже не знающие, куда девать заработанные доллары и евро. Впрочем, сомневаюсь, что ТНК, направленные на максимизацию прибыли, пойдут на это.

Насколько в этих выступлениях силён этнический или религиозный компонент, и насколько социальный? Дело в том, что революции непосредственно осуществляют молодые люди. Именно они, не связанные монотонным трудом для обеспечения семьи и социального положения, способны выйти на улицу и, особо не задумываясь, ломать старый порядок. Так вот, в Западной Европе с молодёжью проблема. То есть она, молодёжь, есть, но значительная её часть в настоящее время – это дети эмигрантов. Для сравнения, у жителей Франции на 10 женщин приходится 21 ребёнок (и это лучший в Старой Европе показатель!), в то время, как у косовских албанцев на женщину приходится в среднем 5 детей. То есть среди молодых людей в Европе доля мусульман уже сейчас непропорционально велика. Неудивительно, что среди погромщиков в Лондоне основную часть составляли темнокожие – хотя и белых там было достаточно, это просто срез общества соответствующего возраста. И если эти люди будут проводить революцию, то и революция будет специфической – как Вы думаете,будут ли дети косовских албанцев, мигрировавших во Францию или Германию, проводить революцию, ориентируясь на традиционные европейские «Свободу, Равенство и Братство»? Или, всё-таки, эта революция может оказаться исламской?

Строго говоря, выход из этого тупика есть, и он очевиден. Это форсированная реиндустриализация Европы. Откуда деньги? Одной из проблем европейских инвесторов сейчас называют то, что вкладывать деньги им некуда, кроме как в облигации американского казначейства. То есть денег у них столько, что другие финансовые инструменты просто не имеют достаточного объёма. Вот эти деньги и пустить на создание промышленности. Разумеется, у этой идеи есть ряд противников: от ТНК, которые направлены на максимизацию прибыли, до самих частных инвесторов, которые не хотят вкладывать деньги в экономику своей страны на долгий срок с невысокой прибылью, предпочитая высокую прибыль за короткий срок в других странах. С другой стороны, реидустриализация, то есть возвращение в Европу производства того, что поставляют сейчас на рынки ЕС трудолюбивые китайцы, уже не знающие, куда девать заработанные доллары и евро, способна решить вопрос безработицы, дать огромную прибыль и сделать Европу куда менее зависимой от внешних рынков.

Противники реиндустриализации выдвигают «железный» аргумент: оплата труда европейского работника настолько выше, нежели его коллеги из, например, Юго-Восточной Азии, что продукция европейской промышленности будет заведомо дороже и, соответственно, неконкурентоспособна. Но этот аргумент, как легко выяснить, не столько «железный», сколько «липовый». В своё время около 80% населения Европы занималось исключительно сельским хозяйством, но при этом Европу периодически охватывал голод. В настоящее время в развитых странах Европы в сельском хозяйстве занято менее 5 % населения – и продовольствия хватает. Точно так же европейская текстильная промышленность в XIX веке разорила индийских ремесленников-кустарей, за счёт того, что выпускала продукции в рассчёте на одного работника больше и дешевле. Разница – в технологиях. Дешёвая рабочая сила не стимулирует технологическое развитие, но если её (сверхдешёвой рабочей силы) нет, можно и головой подумать. Например, перейти к автоматизированному и роботизированному производству. И если европейский рабочий с зарплатой в 5000 евро будет заменять 100 индонезийцев с зарплатой в 100 евро каждый, то, в итоге, европейская продукция ещё и дешевле окажется.

Тем не менее, пока жители Западной Европы уподобляются страусу – живут хорошо, хотят жить ещё лучше, опасаются, что средств для этого больше нет, но ничего для решения проблемы не делают.


Обсуждение (высказываний: 1)   

Статьи на тему:
МИД Украины: мы готовы к переговорам с Москвой
ОНФ выяснил, что россиян больше всего волнуют алкоголизм и коррупция
Калининградское отделение молодёжного проекта «Сеть» помогло собрать и отправить письма лидерам Майдана
Государственная дума лишила народного депутата от КПРФ Константина
Ширшова неприкосновенности

Новый расклад сил
«Черный список» повлечет за собой удорожание стоимости доступа в Интернет

Историческая память: Newland.ru:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
 






 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»