RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
16
февраля
 
 
 
Лица
 
Дата 27.07.2011 20:24 Вставить в блог Версия для печати

Александр Чаусов: Аграрно-постиндустриальный сектор

Тема: ГОСУДАРСТВО
Сейчас в России очень много говорится о возрождении аграрной цивилизации, особенно осенью и под выборы. Даже федеральные интернет СМИ периодически публикуют аналитические материалы о возрождении сельского хозяйства, обосновывая этот тезис повышением урожаев с/х культур в каждую страду.

Но давайте разберемся, что такое аграрное общество, которое было в России на разных этапах развития нашей страны и корректно ли говорить о «возрождении». Итак, сельская община в России до революции, и чтобы быть совсем точным, до отмены крепостного права в основе своей была вполне себе консервативной системой с универсальными принципами бытия. Идеологическим, если можно так сказать, центром общины была сельская церковь. Основным источником новой информации была проповедь сельского священника, коммуникация осуществлялась в основном внутри общины, максимум, между несколькими соседними деревнями. Кстати говоря, община – это тоже не просто название. Русская деревня характеризовалась редкой социальной сплоченностью. Ну и возвращаясь, к церковной основе русской деревни, даже распорядок полевых работ определялся церковным календарем и последованием престольных праздников.

Кстати говоря, сельская община в производственном отношении так же была самодостаточным и замкнутым предприятием. Все что выращивали, впоследствии использовали. И, все, заметьте ручным или станочно-ручным трудом.

Важно еще то, что основой всей сельской общины была семья. Многодетная, в несколько поколений, жившая в одном доме. То есть большая сельская община была основана на меньших семейных общинах. При этом в той или иной форме деревенские жители были связаны между собой ещё и родственными связями. Что опять же неудивительно, поскольку при такой системе коммуникации браки совершались как правило между людьми из одной деревни, ну или из соседних деревень.

Вот примерно так жила русская деревня, то самое аграрное общество в течение нескольких веков. Но с определенного момента в русской деревне начались перемены, вызванные внешними факторами.

Нельзя не упомянуть о крепостном праве. Оно продлилось в нашей стране очень долго. И отмена крепостного права имела весьма неоднозначный эффект. Никто не будет спорить, что людей необходимо было освобождать от крепостной зависимости, но сломался многовековой уклад, когда крестьянская община понимала, что её в рамках «держит» в том числе и барин. Достаточно, например, вспомнить лекции доктора филологических наук Кошелева, чтобы понять, что целые крепостные общины воспринимали не как личное освобождение, а как то, что барин «их более видеть не желает» и выгоняет. Тут опять же можно говорить о том, что дать личную свободу, не дав при этом земли – задумка более чем, «оригинальная». Вылился этот социальный стресс от предоставления личной свободы в массовое пьянство. Впрочем, пока мы не будем останавливаться на переходе к индустриальной цивилизации, а проследим, как шло дальнейшее развитие аграрного общества.

Итак, массовое пьянство на селе и в слободах было вызвано отменой крепостного права. Именно с этого периода Русская Церковь начала создавать многочисленные общества трезвости. Но в силу того, что намного увеличилось мобильность деревенских жителей – эти общества трезвости помогли не полностью. Общество трезвости было локальным и рассчитанным на постоянных членов такого общества, а при повысившейся социальной мобильности охватить всей людей, злоупотреблявших алкоголем, было попросту невозможно.

Определенный процент крестьян осел в чуждых для себя местах, в тех же заводских слободах, в рабочих кварталах городов, или в совершенно незнакомых деревнях. Это было дополнительным толчком к общему социальному стрессу, ну, и как следствие, снова к пьянству. Пьянство – это порок финансово затратный. Потому усугубилось и социальное расслоение. Собственно, так начали появляться те деревенские социальные страты, которые впоследствии большевики назовут «кулаками», «середняками» и «бедняками».

В общем, к 1917 г. в деревне все уже было не совсем в порядке в плане традиционного уклада, социальной коммуникации, и организации труда. Большой процент сельских жителей сезонно мигрировал на завод, «на заработки».

Революция и коллективизация разрушили традиционный сельский уклад практически полностью. «Неправильные» сельские страты были «раскулачены». Остальные селяне были поставлены перед новым видом собственности – коллективной. Не будем углубляться в катастрофу русской деревни начала прошлого века. Так или иначе, после войны, в 50-60-е уже советская деревня – это все же нечто трудоспособное, готовые выполнять и перевыполнять план, это даже определенная, советская «общинность», с идеологическим центром в сельском ДК, «народном университете», в вагоне агит-бригады, проезжавшем по селам каждую весну и осень. Для сельской интеллигенции была библиотека, клуб, газеты и журналы. Ну и чтобы интеллигенция приносила пользу на селе – сельская школа.

В конце прошлого века и этот вид деревни закончился. Безвременье девяностых тоже закончилось. Теперь же давайте посмотрим – чем в общих чертах является аграрное сообщество в нашей стране сейчас.

То, что осталось от традиционной деревни – представляет собой в социальном плане грустное зрелище. Школ практически нет, идеологическим центром стал телевизором, со всеми отсюда вытекающими последствиями, молодежь в массе своей сваливает из деревни при первой возможности. Та молодежь, которая остается по большей части страшит даже самых злых городских гопников. Пьянство в этой среде не то, что процветает, а прямо-таки открывает портал в альтернативную реальность «синего измерения». В общем, та самая традиционная деревня жива пока силами бабушек и дедушек советской закалки, которые потом торгуют на улицах у магазинов своей натуральной продукцией. Мы всех этих бабушек и дедушек видели. Кстати, в качестве бесплатно рекламы, покупайте фрукты-овощи-молоко у них. Оно у них свежее, натуральнее и вкуснее. Да и им копеечка. О какой то общинности на селе, как, впрочем, и в городе, речи не идёт. Телевизор – вот «община» нынешнего сельского жителя.

Есть в аграрном секторе еще и такая штука, как фермерские хозяйства. Их нам тоже показывают по телевизору. Правда, скорее не как общую тенденцию, а как некое «русское сельское чудо». Хотелось бы надеяться, что это просто особенность информационной политики наших СМИ. Но вот у меня перед глазами история длинной в полтора десятилетия. Это история одного фермерского хозяйства, которым владела сначала одна семья, через несколько лет владения у главы семьи случился инфаркт от особенностей коммуникации с деревенскими, которые, например, засылали своих внуков пакостить на фермерских полях. Ну, чтоб свое место знали, буржуи. После этого хозяйством владела другая семья, но в какой-то момент люди махнули на все рукой и поехали поднимать торговое дело в город. Ну и в итоге хозяйство купили корейцы. В доме этих фермеров живет четыре поколения их семьи, у них нет телевизора, но есть трактор. Контакты с деревенскими у них минимальны. А фермерские поля обходят поочередно члены семьи с ружьем, заряженным солью.

Кстати, это корейское фермерское хозяйство отлично поставляет свою продукцию в местные торговые сети. Понятным образом, про такое в телевизоре не скажут потому, что у нас и так всё фигово с национальным вопросом. Но я сейчас не про национализм, а про аграрный сектор.

Так вот – этот случай с корейскими фермерами – еще очень даже неплохое развитие ситуации. А часто бывает так, что кем-то покупается земля просто так. И земля эта стоит пустая, «на черный день». Или под коттедж. Но коттеджное строительство, согласитесь, к аграрному сообществу не имеет никакого отношения.

Есть еще одна, относительно новая прослойка населения, имеющая отношение к аграрному сообществу – это дачники. Но это кустрано-самопальный сектор, который производит что-то для себя, выбираясь на дачу на выходные, и периодически, в отпуск. Отдохнуть от цивилизации.

Ну, понятно, до сих пор остались разного рода колхозы-совхозы, некоторые даже на плаву. Но – это, как вы понимаете, уже анахронизм и одно название.

Так или иначе все эти элементы аграрного сектора в большей или меньшей степени связаны с городом, и без города не являются самодостаточными. А самодостаточность – это один из краеугольных камней любого полноценного сообщества, а особенно, аграрного.

В общем, к чему я это всё? А к тому, что о «восстановлении аграрного общества» речи сейчас не идёт. Просто, чтобы его восстановить, необходима такая социальная и ментальная ломка, по сравнению с которой коллективизация большевиков – это так, «семечки». Естественно, что таких реформ наше село просто не выдержит. И здесь мы приходим к очень интересному положению. Русская деревня сейчас максимально плотно завязана на город. Где основой является город, а деревня своеобразным ресурсным придатком. Чтобы не восстанавливать, а развивать нынешнюю деревню, в первую очередь нужно развивать те индустриальные и коммерческие городские отрасли, которые нуждаются в ресурсах русской деревни. А, что касается самой деревни, то необходимо максимально, посредством информационных технологий сближать её с городом. Ну, чтобы, например, сельская молодежь не чувствовала себя информационно-обделенной.

А такая эволюция аграрного сообщества связана с развитием индустриального и информационного, постиндустриального, секторов общественной деятельности.

В любом случае, я оптимистично смотрю на развитие аграрного общества, но развиваться оно будет совершенно по другим, уже не по «аграрным законам».


Обсуждение (высказываний: 0)   

Статьи на тему:
Медведев отреагировал на пост в ЖЖ
Путин принял участие в расширенной коллегии УМВД России
Звания "Городов воинской славы" удостоены еще три города
В подразделениях Минрегиона РФ в Москве и Владивостоке прошли обыски
Объявлено начало обсуждения проекта государственной межведомственной программы реабилитации наркоманов
Найден рецепт спасения страны от кризиса

Историческая память: Globoscope.ru:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
  Этот опасный новый мир
Два-талибана-два





 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»