RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
28
июля
 
 
 
От редакции
 
Дата 12.10.2010 21:56 Вставить в блог Версия для печати

Будни аномии

Тема: ЗАПИСКИ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Автор: Егор Холмогоров
Сегодня, 12 октября 2010 года Дзержинский суд города Нижний Тагил приговорил активиста фонда "Город без наркотиков" Егора Бычкова к 3,5 годам колонии строгого режима за за «желание противодействовать наркотизации общества» (формулировка из обвинительного заключения).

Вернемся к этой новости попозже и поговорим сейчас немного о другом.


I.

Главный порок существующей социальной системы состоит в следующем — она жесточайшим образом репрессирует каждого, кто осмелился хоть в чем-то предпочесть общественный интерес личной корысти.

Допустим, если тебе досталось много денег на постройку церкви, а ты не украл их и не построил на них себе дом и даже не отпилил себе на хибарку, а действительно построил церковь, то тебя не просто сочтут чудаком. Нет — этого недостаточно.

Тебя показательно накажут.

К примеру, отберут у тебя часть твоего собственного дома.

Ты должен не просто не получить выгоды, ты должен именно пожалеть о социальной ответственности своего поведения.

Казалось бы, это противоречит элементарному здравому смыслу — высшие классы должны быть заинтересованы в рабочей силе, которая ставит общественное выше личного и горит на производстве.

Но нет — человека, который сознает свое поведение как социально-ответственное и старается не для корысти, отличает особе чувство собственного достоинства.

То есть его, конечно, можно кинуть, но нельзя кидать постоянно.

Напротив, непрерывный лохотрон возможен только в отношении человека, который наивно надеется обхитрить систему и однажды у нее выиграть. Кого по максимуму выставляют наперсточники и шулеры? Тех, кто уверен, что сейчас "поймет систему" и уж точно их распоторошит.

Постоянно и непрерывно кидать можно только того, кто сам и непрерывно кидает других, но только не является хозяином игры. Этот контингент можно доить практически бесконечно.

А пополнение слоя кидал-неудачников является стратегической задачей для выживания и обеспечения тех, кто наверху.


II.

Один из признаков аномического общества — это ситуация жесткого социального цугцванга.

Любое действие по увеличению социальной связанности и пробуждению социальной инициативы ведет к уменьшению социальной связанности и подавлению социальной инициативы.

Власть предержащие очень часто этого не понимают и время от времени обращаются к обществу с беспомощным призывами: "А ну-ка, проявляйте социальную ответственность! Мы вам денег дадим и по головке погладим. А ретроградов накажем".

К чему это ведет?

Ну вот представим, к примеру, что в городе К. есть педагог-энтузиаст, который водит детей в походы, учит ставить палатки, рубить хворост, поет им песни у костра.

И называется это, скажем, юношеский клуб "Красота спасет мир".

Дети у него не спиваются, не ширяются, потихоньку взрослеют.

Есть, конечно, недоброжелатели, которые действуют по принципу, описанному в серии один: "ни одно общественнополезное дело не должно остаться безнаказанным".

Кто-то помещения клубу не дает. Кто-то вообще суетится и рассказывает родителям, что он ваших дочек в походе того-с. Родители офигевают, но большинство в эту чушь не верят. Кто-то просто весомо интересуется: "Кто организовал хождение?".

Жить и прорываться сквозь это неприятно, но можно. Тем более что есть еще добрые люди, которые готовы помочь, дать денег, оргподдержку и все такое. Наше общество больно, но не настолько.

А теперь представим себе, что завтра Д.А. Медведев в президентском послании провозглашает:

"Важнейшей составной частью модернизации является вождение детей в походы и привитие им навыков самостоятельности и умения ориентироваться по джпс в айфоне. Не понимать этого могут только противники модернизации".

Как вы думаете, какова будет реакция "на месте" на это заявление и этот мессадж?

Вы думаете, нашему педагогу немедленно дадут медальку, помещение и бурные овации? Ничего подобного.

Стандартный ход рассуждения местного начальника из какого-нибудь департамента образования, молодежных дел и туризма, следующий: "Значит он, гад, знал, что будет линия. Точно, в Москву два года назад ездил. Это он, сука, решил высунуться. Первый ученичек, конечно. Все пенки решил снять. И главное, это он, гад, модернизатор, а мы тут ретрограды. Выслуживается, гаденыш, перед московскими. Ну ниче, мы тебя сейчас пообломаем".

Что происходит дальше?

Дальше создаются три новых клуба: "Красота залог здоровья", "Бей дроздов, спасай рябину" и "Мир, труд, сентябрь". Клубы эти возглавляют свои люди, среди которых можно будет реально распределить заказ на айфоны, по джпс в котором будем ориентироваться, но которым реально на воспитание молодняка наплевать. Раздаются эти айфоны правильным детям. Клубы создают сайты, к сайтам прикручивается твиттер и там в нонстоп-режиме рассказывается о модернизационной активности. Дети, формально числящиеся в клубе, жрут пивас на улице и ширяются в подворотнях.

Наш герой... В лучшем случае ему через "центр" тоже выделили грант. Так что теперь в походы его клуб ходит с тяжелым глонассовским навигатором и осваивает его особенности. В худшем — его начинают приватно прорабатывать, объясняя, что он ведет себя нелояльно по отношению к педагогическому сообществу и ему рекомендуют покаяться.

Тут тоже два выбора. Либо тихо сглатывать, либо начать "бороться" и превратиться из социально конструктивной фигуры коммуникатора в социально деструктивную фигуру "борца за справедливость", который по уши ушел в то, чтобы кому-то что-то доказать.

Смешнее всего выходит, когда в город К. приезжает президент Д.А. Медведев, чтобы принять участие инновационном педагогическом форуме. Начальство вынуждено решать две взаимоисключающие задачи — во-первых, оно ни в коем случае не должно дать встретиться с ним нашему герою и вообще как-то попасть в поле зрения больших людей, во-вторых, оно должно всеми силами привлечь к мероприятиям членов клуба "Красота спасет мир" для того, чтобы они изображали собой членов клубов "Красота залог здоровья", "Бей дроздов, спасай рябину" и "Мир, труд, сентябрь", поскольку только члены этого клуба могут совершать, не опозорившись, те действия, которые входят в программу — ставить палатки, разжигать костры и петь хором...

Под это дело нашего героя вызывают в отдел и сообщают, что "так уж и быть, мы тебя за все твое скотство простим, и даже наградим по мелочи, но условий два — 1. не высовываться, 2. выделить детей своих в массовку". Приезжает Медведев, страшно доволен происходящим, вместе с детьми поет у костра "Милая моя, солнышко лесное..." и "Смок он зе вотер", дарит девочке айфон 4-g и уезжает обнадеженный.

Наш герой опять обтекает и пытается собрать себя по кусочкам. Раньше, при соввласти, он стал бы спиваться. Сейчас он начинает грустно думать — куда бы переехать — в Москву или еще где тепло и жизнь не так непереносима и можно начать с начала...

История выдумана, все совпадения случайны, но, как говорится, based on...

И сморите, что получается — власть, как привилегированный "агент модернизации" оказывает, в данном случае, фактически медвежью услугу — не своим подавлением, а своим энтузиазмом и попытками общество стимулировать. И оказывает не потому, что она плохая (собственно логика — во всем виновата злочинна влада — составная часть аномического мышления в целом), а как раз потому, что вроде бы хочет хорошего, но не может предложить ничего, кроме собственно материального ресурса, который является редким и за который в нашем аномичном обществе идет самая ожесточенная борьба (хибарку, машинку и айфончег хочется каждому). Тот, чья деятельность "спровоцировала" выделение инвестиций, оказывается злейшим врагом для тех, кто хотел бы ими воспользоваться, ничего особенно не делая. Соответственно, "социальный" человек и является главным препятствием на пути пользования этими ресурсами. Как сказал мне еще во времена оны один чиновный деятель: "Нам инициативники не нужны".

В итоге получается, что направляя куда-то ресурсы, власть именно этим вымывает оттуда тех немногих людей, кто действительно что-то делал, поскольку именно они являются главными врагами тех, кто будет пилить эти ресурсы.

Рецепты?

Рецепты по конкретике — простые.

Либо не давать денег, а давать условия — так сказать либеральный рецепт, который, впрочем, имеет ограниченную применимость в виду тотальной коррумпированности общества — никто не хочет работать не за деньги, особенно если тема денег уже возникла. Но при прочих равных лучше давать условия, а не деньги.

Либо делать инвестиции точно зная, что хочешь получить и спрашивая конкретный, описуемый результат — так сказать, "сталинистский рецепт", — есть капвложения, есть ответственный, и каким способом он выдаст к 31 декабря тысячу танков Т-34, нас не волнует. Но если не выдаст — пойдет под трибунал.

И тот и другой подход от современных управленческих практик, построенных на взаимном кидании, бесконечно далеки.

Но это конкретные решения.

Глобальное же состоит в том, что мы должны осознать аномический характер нашего общества. Понять, что сегодня основным механизмом действующим в нашем обществе является всестороннее уклонение от исполнения социальных обязательств и поддержки социального порядка. Уклонение во всех формах — от нежелания служить в армии до нежелания обзаводиться детьми, от нежелания учить до нежелания учиться.

Фактически нам нужен мощный социальный рывок, который нас вынесет из этого состояния, поскольку выбраться по стенке аномической "воронки" невозможно.


III.

Вы спросите, при чем здесь Бычков?.


Обсуждение (высказываний: 1)   

Статьи на тему:
В СЛЕДУЮЩЕМ ГОДУ – В СЕВАСТОПОЛЕ!
Памяти Франции. Часть VI. Реймс. Собор-симфония
Парад Победы — генеральная репетиция
НАСЛЕДНИКИ ЕЛЬЦИНА
ВЕЛИКАЯ ЭПОХА
Горизонтальный коллаборационизм и его последствия

Историческая память: Newland.ru:
Дюков А.Р. За что сражались советские люди.
Симиндей В. Историческая политика Латвии. Материалы к изучению
Дата события: 08.05.2016. В городе Лобня Московской области презентуют книгу «Огнем, штыком и лестью. Мировые войны и их националистическая интерпретация в Прибалтике»
Политический дневник Альфреда Розенберга, 1934–1944 гг.
Сожженные села: Украина под нацистской оккупацией, 1941–1944 гг.: Аннотированный указатель
Смирнов С.В., Буяков А.М. Отряд Асано: русские эмигранты в вооруженных формированиях Маньчжоу-го (1938–1945)
 






 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2016 «Новые Хроники»