RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
27
июня
 
 
 
От редакции
 
Дата 09.04.2007 00:00 Вставить в блог Версия для печати

От марта – к декабрю
«Единая Россия» и прочие на пути к федеральным выборам

Тема: ПОЛИТИКА
От марта – к декабрю1

Итоги выборов в законодательные собрания 14 регионов выглядят обнадеживающе для основных российских партий. Разумеется, почти ни у кого не вызывает сомнений сохранение (а где-то и укрепление) позиций «Единой России». Партия по спискам власти победила в 13 регионах, в трех набрала больше половины голосов, в шести преодолела планку в 45%, в среднем набрав 44,5% - результат, которого почти хватило бы для формирования большинства в Государственной Думе. Но даже там, где результатом «Единая Россия» не вполне довольна, никакой трагедии не случилось, и один этот факт можно считать важным итогом окончательной достройки современной партийной системы России. Выборы, к счастью, не стали более предсказуемыми, но, к сожалению, не сделались «чище», но их результаты, в любом случае – явление не случая, а системы. И в этом смысле мы ничем не отличаемся от Европы, в которую нас так яростно звали окончательно проигравшие либералы. Собственно, победила «Единая Россия» не столько и не только «по процентам», сколько системно, оправдав все те изменения выборного законодательства, которые несколько лет подряд были яростной мишенью критики. Оказалось, что отмена «порога явки» и графы «против всех» не отвратила людей от голосования и не «закрыла» выборную систему для новых игроков: уверенное выступление «Справедливой России», которая в среднем набрала 15,3%, стало лучшим тому подтверждением.

Партия Сергея Миронова, уступившая только «Единой России» и КПРФ (коммунисты набрали в среднем 16%), тоже может праздновать пусть и локальную, но все же победу. В Ставропольском крае «Справедливая Россия» обошла даже «ЕР»: это уже привело к исключению так нелюбимого «справедливороссами» губернатора Александра Черногорова из рядов «Единой России», а в перспективе способно привести и к отставке чиновника с поста главы региона. «Справедливая Россия» в целом выступила не очень стабильно, набрав от 4,8% в Омской области до 37,5% в Ставропольском крае, но эти результаты на выборах в Государственную Думу партия способна конвертировать в 15-20% и посоперничать с коммунистами за второе место. Менее актуализированная, но становящаяся все более явной борьба между СПС (в среднем набрала 7,2%) и ЛДПР (средний результат – 9,6%) в борьбе за представительство в Думе – еще один важный итог прошедших выборов. Партия Никиты Белых пока уступает либерал-демократам, но успешная деятельность Антона Бакова может и переломить ситуацию, тем более что теперь обе партии выступают почти с одних и тех же позиций. Настораживает в нынешней ситуации именно это.

Фактически все противники «Единой России», да и сама партия власти (по счастью, не везде и не всегда), смогли преодолеть семипроцентный барьер, исключительно благодаря социальному популизму и раздаваемым обещаниям. Социальной сфере было посвящено ни одно выступление кандидатов в депутаты, но всех их объединяет общий, кажущийся «левым», тренд. «Справедливая Россия» не случайно объявила курс на социализм, КПРФ никогда не отказывалась от звания правопреемницы КПСС, ЛДПР, выступая «за бедных», тоже аттестовала себя на этих выборах в качестве «левой» (добавим, якобы «левой») партии. И успешное выступление ЛДПР в марте (по сравнению с региональными выборами 8 октября 2006 г.) является следствием того, что партия Жириновского стала активней и жестче критиковать региональные власти и «Единую Россию».

Критика местных властей оказалась золотым дном этой выборной кампании: почти везде региональные отделения партий, прошедших в законодательные собрания, смогли предъявить исполнительной власти длинный список претензий. «Справедливой России», СПС и КПРФ удалось заработать на этом едва ли не две трети полученных процентов: в сущности, кроме критики, больше партиям зарабатывать было не на чем. ЛДПР вытащил, как это бывало почти всегда, Владимир Жириновский. Псевдо-левый, псевдо-социалистический популизм стал основным содержанием партийных побед. Электорату обещали «всего, много и сразу», не очень задумываясь над тем, кто и как именно будет воплощать эти обещания в жизнь. Пример «Справедливой России» важен еще и потому, что победительный запал партии Миронова грозит вылиться в вал бессмысленного популизма на выборах в Государственную Думу: этот вал составят обещания традиционных «обещателей», КПРФ и ЛДПР. К ним с радостью присоединится СПС, почувствовавший вкус локальных побед и провалившийся там, где в социальную риторику «Достройки» традиционные избиратели «правых» не поверили, в Московской области и Санкт-Петербурге. Возрастающий градус популистких выступлений, главной мишенью которых становятся региональные власти и «министры-капиталисты»: Михаил Зурабов, Алексей Кудрин и Герман Греф, грозит превратить нынешнюю партийную стабильность в выжженное пространстве нереализованных обещаний и не отданных избирателям долгов.

Кроме коллективного «Грефа Зурабовича Кудрина» риторическими «козлами» отпущения станут (и уже становятся) чиновники всех мастей и рангов, обобщенные в собирательный образ отечественной бюрократии, которой в отсутствии Путина, по существу, не к кому апеллировать. Другое дело, что сколь бы то ни было конструктивной программы на старой, как мир, критике «бюрократов» все равно не построишь. По закону сохранения энергии те, кто обычно приходят на смену с помпой уволенным, оказываются точно такими же. И символическая идея о замене «плохих чиновников на хороших» все реже находит понимание среди населения, внушительная часть которого по давней традиции «начальников» не любит безотносительно их партийной принадлежности. С другой стороны, в России вполне внушительно и количество избирателей, голосующих именно за «начальников» по принципу – каким бы ни был, а все ж – «начальник». И на «борьбе с бюрократией», вопреки заманчивости подобного рода риторики, партии вполне могут потерять часть своего базового электората, ничего не приобретя взамен.

Опасность подобного положения вещей пока чувствует только «Единая Россия», постаравшаяся в этой кампании уйти от пустой риторики в сторону «реальных дел»: получилось не везде, но именно эта тенденция, исключительно верная и здравая, оказалась в ходе нынешней кампании маргинальной. Вытеснение ведущей политической партии в маргинальное поле – уникальный вызов: на него «Единая Россия» должна будет ответить в ходе декабрьских выборов. От этого ответа во многом будет зависеть жизнеспособность новой партийной системы и новой Государственной Думы, битва за которую развернется совсем скоро.

2

Технологическое политическое моделирование в России всегда является в некотором роде опасным: никогда не знаешь, какого джинна выпустишь из бутылки загодя. Опасностью этой пренебрегать, однако, не стоит. В незаметных региональных нюансах зачастую кроется немало поучительного. Вряд ли стоит все внимание уделять борьбе «Единой России» и «Справедливой»: очевидно, что не только оно будет решающим в ходе думских выборов. Существует и другая сторона избирательного процесса: местная, но безотносительно локализации зачастую очень важная. В качестве модельных регионов на Северо-Западе мы выбрали Санкт-Петербург, почти столичную и очень динамично (хотя и не всегда ровно) развивающуюся Ленинградскую область, а также выглядящую скромно даже на фоне не блещущих успехами соседей Псковскую область.

Выбором в ЗАКС Санкт-Петербурга уделялось немало внимания, чему поспособствовал, конечно, «Марш несогласных», который, вопреки ожиданиям противников Валентины Матвиенко, на само голосования не оказал никакого влияния. Процент испорченных бюллетеней был катастрофически низок (3%), что версии о «яростном протесте не соответствовало никак. Между тем, Петербург – регион модельный в прямом смысле этого слова: выбирали жители столицы только партийные списки, ровно по той схеме, которая будет реализована на выборах в Государственную Думу. И при первом приближении результаты кампании не принесли «Единой России» очевидной победы, на которую надеялась «партия власти». «ЕР» набрала 37,37% голосов и получила 23 мандата из 50: эти цифры породили множество комментариев о том, что у «Единой России» в Петербургском ЗАКСе не будет даже простого большинства. Это так и не так одновременно. Главный оппонент «партии власти», «Справедливая Россия», набравшая 21,9%, займет 13 кресел городского парламента: 9 мест досталось КПРФ (16,02%) и еще 5 – ЛДПР (10,89%). «Эсеры» могли бы войти в коалицию с коммунистами и тогда имели бы 21 голос, но вместо этого депутатские полномочия сложила с себя Оксана Дмитриева, «лицо» питерских «справедливороссов», а Сергей Миронов на встрече с Валентиной Матвиенко заявил о том, что «СР» будет сотрудничать с «Единой Россией». Вадим Тюльпанов, скорее всего, будет переизбран спикером Санкт-Петербургского ЗАКСа, и в этом свете поражение «Единой России» выглядит уже совсем не столь ошеломляющим. Политика не заканчивается выборами, она ими только начинается, и, пережив очень жесткую избирательную кампанию, изобиловавшую взаимными обвинениями и упреками партий, петербуржцы в итоге выбрали предсказуемый и готовый к диалогу с Валентиной Матвиенко парламент, такой, каким и хотела его видеть «Единая Россия». Между тем, низкий процент по спискам «партии власти» оптимизма не прибавляет, и соответствующие выводы «партии власти» сделать все-таки стоит.

В Ленинградской области «Единой России» тоже, на первый взгляд, похвастаться нечем: по спискам партия набрала всего 35,24%, почти на 10% ниже заявленной руководством «ЕР» планки. Между тем, и здесь не все так просто. Если в Петербурге собственно политические разногласия партий грозили превратить парламент в образцовый серпентарий, то в Ленинградской области конкуренция была ощутимо ниже. Накала партийной борьбы не получилось, прежде всего, потому, что под знаменами «Справедливой России» шел региональный бизнес (первым номером в партийном списке не случайно стал советник президента промышленно-строительной группы ЛСР Евгений Петелин), политически совершенно лояльный губернатору Валерию Сердюкову. «Единая Россия», впрочем, провела в Законодательное Собрание Ленинградской области 14 одномандатников, 28 кресел и 50 будут за «партией власти», а место спикера достанется главе Тосненского района, «единороссу» Ивану Хабарову. «Справедливая Россия», впрочем, результатом выборов осталась довольна, и неудивительно: в Ленинградской области партия Сергея Миронова добивалась парламентского представительства региональных бизнес-элит, и это ей удалось. Заявления о «получении контрольного пакета в областной Думе» оставим на совести заявителей: эта риторика звучала в основном для пущей убедительности амбиций. Вообще же, именно Ленинградская область, вполне возможно, сможет стать флагманом и примером развития территории на Северо-Западе России. Новый парламент (а он, действительно, новый – из 44 депутатов прошлого созыва в законодательное собрание прошли всего 15) очевидно будет иным. Скорее всего, инвестиции в экономику региона вырастут ощутимо, да и общий «бизнес-тренд» станет определяющим. Как ни странно, без участия «правых»: СПС не удалось преодолеть семипроцентный барьер, застряв на отметке в 6,9%.

«Единой России» в Псковской области скептики не прочили почти ничего. Давний конфликт между губернатором области Михаилом Кузнецовым и мэром областного центра Михаилом Хороненом даже доброжелатели полагали явным препятствием для нормального ведения кампании. Противостояние грозило расколоть «Единую Россию» перед самым стартом выборов и похоронить надежды партии власти на победу. Вместо «ЕР» раскололась однако «Справедливая Россия»: в ходе объединения в новой партии отказалось участвовать региональное отделение «Партии пенсионеров» и часть «родинцев». Со скандалом объединившиеся «эсеры» фактически не успели подготовиться к кампании и выдвинуть внятный список, именно поэтому партия набрала скромные 15,68% и уступила КПРФ (19,46%). «Единая Россия» победила неожиданно уверенно (45,42%), проведя в Псковское областное собрание 18 своих одномандатников. В принципиальном противостоянии секретаря местного политсовета «ЕР» Дмитрия Хритоненкова и лидера местного отделения КПРФ Сергея Гоголева, исход которого не был ясен до последних посчитанных процентов, победил Хритоненков. Удивительные успехи «партии власти», впрочем, довольно легко объяснимы: сумев преодолеть конфликт элит, сформировав понятный избирателю список и технологически проведя кампанию очень собранно, «ЕР» смогла переломить очень негативную для себя тенденцию. Здесь стоит отметить два факта: высокий процент голосов, отданных за «Единую Россию» в Пскове и мобилизацию молодежного электората. В областной столице «партия власти» набрала почти 40%: больше – только в Махачкале и Томске, для которых подобное положение дел является, в сущности, нормальным. Чего не скажешь о Пскове, где усилиями Хоронена «Единой России», традиционно не очень уверенно выступающей в городах, удалось привлечь на свою сторону избирателей. Автор этих строк принимал в кампании по выборам в Псковской Областное Собрание непосредственное участие, и своими глазами наблюдал, как негативное мнение псковичей о «Единой России» постепенно сходило на нет, благодаря тому, что кандидаты попросту не постеснялись признаться избирателям в собственных ошибках и не чурались выслушивать о себе нелицеприятные суждения. В конечном итоге, Псков «Единая Россия» смогла выиграть только благодаря непосредственному контакту кандидатов с избирателями. Исход думской кампании будет решаться, во многом, именно в крупных городах и региональных центрах, и здесь псковский опыт может оказаться воистину неоценимым. Точно так же, как и опыт привлечения молодежи (принес свои плоды проект «Молодой Гвардии» «Единой России» «Фактор Гвардии»), участие которой во многом определило победу «Единой России» в Пскове.

Итак. Вполне вероятно, вместо гаданий на партиях и регионах стоит задуматься над тем, что разрекламированная победа совсем не всегда оказывается победой реальной (как в Санкт-Петербурге), на фоне «общей тишины» могут происходить в корне меняющие многие устоявшиеся региональные схемы процессы (как в Ленинградской области) и, наконец, над тем, что «Единая Россия» может побеждать даже там, где никто ей победы не прочил (как в Пскове и области). Вполне возможно, что понимание этих тривиальных в сущности вещей поможет всем без исключения партиям избежать ошибок, которые нынче стоят все дороже. К декабрю же 2007 года цена любой ошибки возрастет до величин, которые не снились нашим палестинам.

3

Эти ошибки могут быть не только технологическими, но и, что на самом деле куда страшнее, идеологическими. Ни социализм в исполнении «Справедливой России» или «КПРФ», ни капитализм a la «Гражданская сила» или «Яблоко», ни даже идеология «реальных дел» «Единой России» сами по себе еще не являются гарантией успеха на выборах. Однако формирование общего идеологического пространства – не пустое занятие. Ценности, за которые выступают партии, представляют собой отражение видимых невооруженным глазом общественных тенденций. Пока в России наряду с формированием среднего класса (в том числе и в регионах) происходит увеличение разрыва между самыми богатыми и самыми бедными, любая социальная риторика определенной частью населения будет воспринята в любом, пусть и самом утрированном виде. Беда только в том, что «средний класс» в России часто понимается только как «малый и средний бизнес», интересы которого считает своим долгом отстаивать каждая партия. На самом же деле эта категория – предельно широка, она включает в себя и постоянно растущее количество служащих, тех самых «синих воротничков», и не очень многочисленных пока фермеров, и, как это ни странно, изрядное число рабочих, чьи доходы несопоставимо выше доходов бюджетников.

Что партии могут предложить этим социальным группам, пока ясно не вполне. Но зато совершенно очевидно, что основная идеологическая борьба должна разворачиваться именно за их голоса, а вовсе не за голоса тех, кто и так из года в год ходит на выборы. Предпочтения пенсионеров, бюджетников, военных etc в общих чертах давно известны, и перетягивать в этом электоральном сегменте по проценту – слишком уж несерьезно для федеральных выборов, в которых будет участвовать считанное число партий. Великое множество активных, образованных и состоявшихся людей вообще забыли, что такое выборы: их голоса в конечном итоге могут оказаться решающими. И здесь все зависит только от самих партий, которым вполне по силам не вытаптывать проторенные дороги, а прокладывать новые.


Обсуждение (высказываний: 0)   

Статьи на тему:
Четыре квадратных метра и розетка. Сергей Шойгу открыл в Великом Новгороде учения МЧС и ответил на вопросы студентов
Кантор: ни одна страна мира сама по себе не может помешать террористам
Госдума одобрила усложнение процедуры получения гражданства РФ
"Свободная Грузия" предостерегает сторонников Саакашвили от создания помех новому правительству
«От студента до президента»
В России возникнет новая молодежная политика

Русский Обозреватель: Newland.ru:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
 






 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»