RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
16
ноября
 
 
 
Лица
 
Дата 09.09.2010 11:01 Вставить в блог Версия для печати

Василий Жарков: Вторая историческая война

Тема: ИСТОРИЯ
Мнение автора, которого считали Доктором Герье.

Все это время я наивно надеялся, что как-нибудь само собой рассосется, что не надо накалять. Но, ей-богу, по целому ряду причин молчать уже как-то явно неприлично.

Это я не про возобновление своего ЖЖ после летних каникул. Это я про дикий во всех смыслах скандал вокруг учебника Барсенкова – Вдовина.

История, казавшаяся мне нереальной с самого начала. Малотиражный – всего несколько тысяч экземпляров – учебник, вернее учебное пособие (статус одной из возможных книг, которые можно почитать помимо лекций к семинарам и экзамену – если, конечно, на курсе найдется такой ботан). Капля из сотен подобных изданий, вышедших в последние десятилетия в стране – каждая уважающая себя кафедра отечественной истории имеет как минимум одно такое пособие (так решается вопрос с учебно-методической нагрузкой, плюс обеспечение авторского курса доступной литературой). Причем пособие не по специальности «история», т.е. не для историков и не для учителей истории, как почему-то решили невежды-журналисты, а просто для студентов других специальностей, изучающих (обычно один или два семестра на первом курсе) в качестве обязательного предмета – историю России. Завалить на итоговом экзамене такой «непрофильный» предмет, сами понимаете, невозможно. Так что не в обиду авторам будет сказано: реально в такое пособие заглядывают, чтобы перед экзаменом накатать шпору с датами и именами, дабы не перепутать, кем был Сталин, мужчиной или женщиной (в отличие от героев Войновича современный студент вполне безнаказанно путается в подобных вещах).

И вот это пособие, написанное двумя сверхъосторожными кабинетными учеными, написанное ими фактически для себя самих, становится предметом вселенского скандала, способного вот-вот перевернуть всю общественную жизнь России. Только-только потушенное после летних пожаров наше болото вновь готово извергнуться, как внезапно проснувшийся вулкан Кара-Цупа, т.е., простите, потухший вулкан Кара-Даг, конечно.

- А-А-А! Держи! Экстремистов поймали!

- Кто такие?

- Да вон ведут. Видите, те два пожилых, сутулых, в очках. Ишь, разжигатели. А еще в шляпе! Судить таких надо!



Нет, дорогие друзья, взглядов Александра Ивановича Вдовина я, конечно, не разделяю. Что, впрочем, никогда не мешало мне выпить с ним немного коньячку. Сын его, Иван, с которым мы дружим лет уже эдак 15, если не больше, однажды даже в шутку посетовал своей маленькой дочке: «Вот дедушка Саша к нам в последнее время в гости заходит только кода здесь дядя Вася». Да, знаете ли, господа, по российским меркам я либерал. Но вот какое дело, мне почему-то частенько бывает интересно послушать кого-нибудь кроме себя. И совсем необязательно, чтобы наши взгляды совпадали. Даже наоборот – всегда интересно узнать, что думает человек, так сказать, с иным, нежели твой, углом зрения. Возможно, сказалось, что кода я только стал читать что-то более серьезнее, чем книжки о путешествиях (столь модного ныне Ильина, например), в обиход как раз вошли «плюрализм» и «новое мышление» М.С. Горбачева, а возможно, еще по какой-то причине, но с тех еще пор, если предо мной человек достойный, если его убеждения столь же серьезны, как и мои, если он знает нечто большее, чем остальные – мне он во сто крат интереснее самодовольного и оголтелого «единомышленника».

Поэтому мне всегда интересно беседовать с профессором Вдовиным, более того, подобную возможность я почитаю за честь. Хотя бы потому, что со мной на равных говорит человек, существенно старше меня, обладающий научными заслугами, куда более значительными, нежели мои. Да, с репутацией умеренного почвенника, государственника, симпатизирующего некоторым социалистическим идеям, но по крайней мере последнее вполне нормально для современного университетского интеллектуала и в МГУ, и в Йеле. Разумеется, собеседник такого уровня сам никогда никому своего взляда не навязывает, склонен слушать не только себя и при этом вполне уверенно и жестко придерживается определенной ценностной и концептуальной линии. Я также прекрасно помню мнение, увы, покойного ныне Сергея Владимировича Колесникова, одного из теневых кремлевских либералов 90-х, историка, спичрайтера и советника Е.Т. Гайдара и В.С. Черномырдина, с большим уважением относившегося к профессору Вдовину как к эксперту по национальной политике в СССР. Да и самому мне хорошо известно: обойти труды этого ученого в новейшей нашей историографии довольно трудно. Что бы там не решили по «делу Вдовина» в Общественной палате или даже Генеральной прокуратуре!

Однако хватит пока личного. Теперь по сути.

Это, разумеется, политическая кампания. Учитывая, какие структуры и СМИ в ней задействованы, можно предполагать и то, каков уровень получения санкции. Кампания, если мы допускаем ее существование, имеет очевидную тактическую задачу – в условиях нарастающих внесистемных протестных настроений на демократическом фланге (Шевчук, Движение в защиту Химкинского леса, Стратегия-31) найти шумное и безопасное занятие для т.н. системных либералов, т.е. тех, кто вроде бы критикуя власть за то, за что ее должны критиковать настоящие либералы и демократы, одновременно находится у нее на содержании и, следовательно, не выходит за рамки. Однако с точки зрения более длительной перспективы развернутая кампания имеет, как минимум, два крайне негативных политических последствия, как для либерального движения в России, так и для состояния российского общества в целом.

Во-первых, речь идет об окончательном подрыве, фактическом добивании общественного авторитета и самостоятельного политического значения т.н. системных либералов. Что особенно печально, происходит это в виде «либерального ренессанса». Действительно, в стане т.н. охранителей (кои долго были в чести, но ныне – как бы в опале) кому-то может показаться, что либералы чуть ли не снова у власти. На самом же деле все скорее наоборот. Сохраняющие лояльность властям либералы находятся в сложнейшем положении. Судите сами, ходить на митинги несогласных нельзя – получишь «дубиной по башке», требовать освобождения Ходорковского или возвращения выборности глав регионов – все равно, что просить снега во время июльской жары этим летом. Получается, что ни действий особых предпринять, ни тем более результатов получить системные либералы в сложившейся ситуации не могут. А тут как раз замечательная возможность не только пресловутой дубины избежать, но и самим хоть кого-то «отоварить» – благо два несчастных профессора властям как минимум безразличны, а потому с любой точки зрения почти абсолютно безопасны. Тем временем, даже беглый взгляд на реакцию блогосферы показывает, что обличителей «экстремистского учебника» реально поддерживают только сами же эти обличители. Многие из тех, кто не разделяет спорных идей учебного пособия Вдовина-Барсенкова, еще меньший восторг испытывают от того, в каком тоне и формате ведется их травля. Примечательно замечание одного из известных блогеров: критика Солженицына со стороны либералов-западников была неуместна в тот момент, когда его высылали из страны – здесь как раз схожая коллизия. Фарсовость сложившейся ситуации подчеркивает тот факт, что новое «дело историков», по сути, превращается в либеральную версию «дела Подрабинека» наоборот, где в роли гопоты из прокремлевских молодежек выступают солидные, казалось бы, деятели из числа либеральной номенклатуры. При этом едва ли не ключевым пунктом их претензий к учебному пособию называется апелляция авторов к проблеме игнорирования государством интересов русского народа как ключевой на протяжении истории страны в XX веке – можно утверждать, что именно в таком виде главная претензия либералов к Вдовину-Барсенкову отложится в сознании большинства наблюдателей. И это в очередной раз беспощадно поставит знак равенства между понятиями «либерал» и «русофоб». Таким образом, в данном скандале, служащем отдушиной на фоне бесконечно ожидаемой «оттепели», системные либералы, с одной стороны, лишают себя поддержки демократически настроенной части общества, обескураженной тоталитарной тональностью развернутой кампании, а с другой – подтверждают обвинение оппонентов из консервативного лагеря об антирусской направленности своих идей и действий. Но что самое важное, загоняя таким образом себя в самый узкий угол, либералы-лоялисты оказываются в абсолютной зависимости от благодетельствующей их (до поры до времени) власти. При ином же стечении обстоятельств такие либералы с такой репутацией сами смогут стать мишенью и костью, кинутой кому-то, в другой тактической многоходовке.

Во-вторых, как и в конце 80-х годов прошлого столетия, разрушению подвергнут хрупкий консенсус, «водяное перемирие» между двумя основными «крыльями» отечественной интеллектуальной элиты. Преодоление по крайней мере критической стадии противостояния западников-либералов и почвенников-консерваторов служило одной из важнейших основ политической стабильности прошедшего десятилетия. Примирение, создание условий для сосуществования либерального и патриотического дискурсов было в числе ключевых задач самых успешных идеологических проектов предшествовавшего политического периода. В этом, в частности, заключается едва ли не главная заслуга Глеба Павловского, на страницах изданий которого все последние 10 лет мирно сосуществовали либералы и консерваторы. Та же задача, но несколько под другим углом, решалась в рамках медийных и экспертных проектов Валерия Фадеева («Эксперт», ИнОП, «Русский репортер»), Дмитрия Ольшанского («Русская жизнь») и др. В созданной ситуации радикально настроенные представители обоих лагерей мягко маргинализировались, так что им оставалось либо держать себя в руках, либо «не быть услышанным». Собственно, и мои мирные беседы и с Вдовиным-старшим, и, скажем, еще какое-то время назад – с Егором Холмогоровым (в рамках, между прочим, либерального проекта журнала «Апология») были как раз в формате этого установленного гражданского мира. И возможно именно теми мирными беседами «у камелька» нам в первую очередь и запомнятся два путинских срока. «Вторая историческая война» рискует подвести под названным перемирием черту. Разразившийся скандал снова ставит «мастеров культуры» перед выбором – «с нами», т.е. за Сванидзе и Ясину, или «с ними», т.е. чуть ли не с самим экстремистом Тихоновым и прочей жутковатой публикой из ультра-националистических организаций. Среднего не дано. Учитывая грязноватый стиль ведения кампании с обеих сторон (разумеется в числе защитников Вдовина во первых рядах тоже оказались далеко не ангелы), пространство для маневра человека умеренных взглядов и нетоталитарного мышления сужается вплоть до полного исчезновения. Мир, достигнутый путем сложных комбинаций, разрушен одним необдуманным ударом – впереди пока только война. И, кстати, не ждать ли нам вслед за новоявленным делением на лагеря и новой войны всех против всех, как следствие – усиления дискурса «оккупационной власти» (два года назад, помнится, об этом мы имели содержательную переписку с другим профессором, А.Ф.Филипповым, во время совместного редактирования его очередной статьи о Гоббсе).

В заключение совсем немного оптимизма. Хорошо, что во всей этой истории совсем не было науки. Серьезные ученые лезть в это дерьмо побрезговали. И это не нужно осуждать – так проявилось совершенно нормальное желание сохранить профессиональную автономию, не пуская шумную толпу невежд в серьезный разговор. И принципиальное молчание самого профессора Вдовина, кстати, здесь, пожалуй, самый яркий тому пример.

Одновременно не может не порадовать эволюция взглядов некоторых ранее весьма одиозных с моей точки зрения фигур. Так, один из главных участников предыдущего скандала вокруг учебника истории Павел Данилин из человека, резко презрительно отзывавшегося о научном и педагогическом сообществе, превратился в защитника свободы ученых-историков. Более чем три года назад Leteha написал в своем блоге программный текст: «…учить детей вы будете по тем книгам, которые вам дадут, и так, как нужно России. Те же благоглупости, которые есть в ваших куцых головешках с козлиными бороденками, из вас либо выветрятся, либо вы сами выветритесь из преподавания. Позволить, чтобы историю России преподавал русофоб, говнюк или попросту аморальный тип, нельзя. Так что от скверны надо очищаться. А если не получается, то очищать насильно». Сейчас на этот текст и ссылки нормальной не найдешь. И вот теперь, хвала Всевышнему, господин Данилин диаметрально меняет вектор и призывает бороться за свободу научного знания: «Преподаватели и студенты ВУЗов должны понимать, что, если сегодня они не встанут на защиту права историков сообщать исторические факты (подтвержденные данными из источников), то завтра первым не дадут выполнять их профессиональный долг, а вторым - не дадут получать адекватные знания».

Хорошо, кода хоть что-то меняется в лучшую сторону. И это уже безо всякой иронии.


Обсуждение (высказываний: 0)   

Статьи на тему:
Русский Ташкент
Промышленность и мануфактура (Ничего нового о промышленной революции)
В Великом Новгороде установили авторство уникального «Альбом Милы»
Забытые крепости – способствуют фальсификации истории
Состоялась онлайн конференция профессора МГУ Александра Ивановича Вдовина
За попытками подделать историю проследит комиссия

Историческая память: Newland.ru:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
 






 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»