RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
18
июня
 
 
 
От редакции
 
Дата 27.05.2010 10:43 Вставить в блог Версия для печати

Государственническое (беседы разочарованного со своей душей)

Тема: ЗАПИСКИ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Автор: Егор Холмогоров
Егор ХолмогоровРабота А.А. Новосельского «Борьба московского государства с татарами в первой половине XVII века» М.Л. 1948 — это вообще одна из лучших исторических работ, когда-либо написанных на русском языке, довольно редкий в нашей историографии пример «прагматической» истории — ясная тема, тщательное выяснение фактов, невероятная «вкусность» фактуры, последовательность изложения, опора на документы — прежде всего посольского приказа. Читается как детектив, причем сразу с несколькими сюжетными линиями — колебания маятника в четырехугольнике Москва — Польша — Крым — Османская империя, приключения русских послов в Крыму, отношения русских с ногайцами, технология отражения татарских набегов...

Есть, конечно, и недостатки — автор почему-то даже не упоминает битву при Молодях, хотя без нее нельзя объяснить, почему в конце XVI века интенсивность набегов снижается... Но в раскрытии основной темы — XVII века, таких пробелов нет. Автор еще не заражен ни малейшей политкорректностью (впрочем, в 1948 году политкорректность по отношению к крымским татарам и ногайцам считалась скорее преступлением), поэтому без запинки рассказывает и об ужасах, творившихся крымцами, и о практике русских казаков и воевод, например, о «знак-ушах», которые отсылались в Москву для точности подсчета потерь с вражеской стороны.

В общем — это, конечно, настоящая magistra vitae.

Автор в конце ненавязчиво проводит очень интересный вывод — в сущности, совершенно верный.

Русское государство — очень неудобное в каждой частности. Тяжеловесное, некрасивое, неэффектное, тяжелое на подъем, страшно несправедливое к человеку, жутко пренебрегающее людьми и еще менее способное к красивым жестам. У русских постоянно ничего не получается — они планируют пойти в одной сторону, а приходится идти в другую. Наконец, нам постоянно «не везет». Обстоятельства обычно слкадываются «не в пользу». Чтобы управлять этим государством, нужно обладать железной жопой и железными нервами, а также абсолютным неверием в то, что «всё будет ОК».

Однако при этом русское государство обладает какой-то нечеловеческой устойчивостью, надежностью и эшелонированностью, умением создать систему, которая сработает даже тогда, когда 100 из 100 будет против нас.

Как следствие, русское государство обречено на конечную эффективность в сочетании с постоянной неблагодарностью.

Новосельский проводит эту мысль, сранивая русску. и польскую систему обороны против набегов татар.

Поляки — героически оборонялись, собирали рати и под командой доблестных воевод отражали татар, одерживали блестящие победы, татары теряли множество людей... Но захваченный ими по совокупности полон в польских землях (то есть прежде всего на Украине) стократно окупал любые потери в борьбе с польскими «рыцарями».

Русская система обороны была отвратительной до ужаса — засечные черты, которые после усилий все же прорывались, ленивые служилые люди и строптивые воеводы, которые из местничества не хотели объединять отряды, постоянные опоздания с перехватом татарских отрядов, никаких блестящих битв и побед, жалобы городских и сельских жителей на отсутствие защиты, царские опалы, «воровство» казаков, беглые крепостные, издевательства над русскими послами в орде... В общем «кислая портянка»? так любимая нашими русофобами всех мастей.

Дальше — хуже. Казаки героически берут Азов. Героически обороняются там от нескольких десятков тысяч турок. В Константинополе слово «Азов» воспринимается примерно так же, как слово Сталинград в Германии 1943-го. И после этих подвигов, по приказу царского «антинародного режима» казаки из Азова отступают, сдают выигрышную стратегическую позицию...

И, однако, русская система — работает. Даже в самые удачные для татар годы размеры полона и награбленного в разы меньше, чем в Польше. Русские воеводы всюду не успевают, но татарам всюду тесно, негде по настоящему развернуться. Хорошая жизнь у степняков была только в годы Смуты, когда русские сами себя, можно сказать, выпороли.

Проходит с этой смуты три десятилетия и русский удав начинает сжимать Крым в несколько колец, крымцы начинают голодать, ногайцы начинают разваливаться и разбегаться. В конечном счете, упершиеся в Белгородскую черту крымцы заключают договор против поляков с запорожцами и... можно сказать, сами на блюдечке приносят Украину в подарок Москве.

И всё это — среди страшной неэффективности и постоянных развалов и неуспехов. Понятно, что на этом фоне постоянно появляются инициативные люди, которые что-то делают, строят, организуют, командуют, но им, обычно, за это не бывает ни благодарности, ни прибытков. А чаще даже и наоборот...

Конечно, всё это не означает, что русские сами на всё смотрят уныло и тонус у них на нуле. Напротив, пафосу «царского дела» и чуть ли не «за державу обидно» — всегда хоть отбавляй. Но пафос — пафосом, а складывается обычно всё негероично и не картинно до крайности... Однако система работает и мельницы богов мелют.

Я не знаю, насколько действует эта историческая тенденция во времени. Когда она закончится и не закончилась ли уже. Но каждый раз, когда я, вместе с публикой, испытываю приступ ненависти к государству, — за Евсюкова и шахтеров, за сбивающих детей прокурорш и бездарно пропиленные бюджеты, за дипломатическую трусость и идеологический упадок, я всегда себя заставляю мысленно поделить на 10. Представить себя мелким козельским служилым ратником в годы бездарно слитой Смоленской войны, — и понимаю, что мне было бы гораздо мерзее и противней раз в десять больше, чем сейчас...

И как выигрышно смотрелась бы та же Польша, — круль, паны-рада, прекрасные паненки, крылатые гусары, костел, отважный Иеремия Вишневецкий, паны Володзеевские и Кмитицы (понятно, что частично, это плоды позднейших мифов, но только частично)... Вот где люди Живут, а мы тут маемся маетой до самыя смерти... Нужно быть муравьем-долгожителем, чтобы понять, что ты — муравей, а многие другие — стрекозы. Но однажды такой момент выяснения все-таки приходит. Жаль, ненадолго.

Вообще один из недостатков национализма как идеологии (а у него, как у всякой идеологии, есть не только плюсы) — это то, что он загоняет государство в очень узкий коридор престижа. Государство постоянно должно подчеркивать нации, что оно в тонусе, всех порвет, круче всех, мы первые и т.д. — иначе оно не государство, а г... А историческая жизнь не может состоять из успехов, достижений и побед (и уж тем более из трескотни о них). Требование красивой картинки здесь, щас, немедленно и на всю катушку — это то, что любое государство загонит. Это, кстати, одна из причин, по которым «весьма умные» (С.) нации начали свой национализм не упразднять, а скорее глубоко прятать. Дело не в сливе как таковом, а в том, что если на подъеме это прекрасная идеология, то в случае малейшего поражения страна может рухнуть под грузом собственной национальной гордости (сейчас, скажем, по России бродит полно таких инвалидов советской национальной гордости, для которых с гибелью СССР кончилось всё, и они ни на что, кроме злопыхательства и уныния, не способны)...

Вторая проблема, которую приносит идеологизированность взгляда (любая идеологизированность), — это чрезмерно эстетическое и кинематографичное восприятие действительности. Кино вообще надо запретить, поскольку человек, который постоянно сравнивает свое унылое настоящее с реальностью импортного блокбастера — чудовище, причем социально очень опасное чудовище. Надо помнить, что в жизни очень мало эффектных поз, героических поступков, а главное — В Жизни Нет Саундтрека. Запомните это, пожалуйста, что ни Ханс Циммер, ни Джон Уильямс, ни Вангелис не пишут музыку к нашей жизни и её событиям, а оттого она гораздо более уныла, чем наше кинематографичное восприятие реальности.

Спору нет, богатые нации могут себе позволить нанимать продюсеров, режиссеров и музыкантов, чтобы вертеть собакой и придавать реальности игровой налет, режиссировать события, снабжать дополнительными эндорфинами. У нас попробовали в 2007-2008, но что-то уже к прошлому году затея сдулась...

P.S. Впрочем, из сказанного не следует, что я призываю к снисходительности ко всякой околовластной мерзости... У того же Новосельского много интересного материала про манеру обращения московского правительства XVII века с проштрафившимися чиновниками. Например, была такая действенная мера, бившая прежде всего по престижу, как краткосрочный арест. Упустили татар по нерасторопности, — сели на трое суток. Это то, чего очень не хватает сегодня, когда у власти в руках две меры — либо полное попустительство, либо заведение фиктивного уголовного дела, чтобы типа закатать на всю катушку, как бы по закону. Других мер воздействия на провинившихся чиновников просто нет. Тем более что у самих этих чиновников чести нет. Откуда честь-то? Отсюда, кстати, и все сталинистские причитания про «расстрелять бы, как при Сталине»..


Обсуждение (высказываний: 2)   

Статьи на тему:
Притча о китайцах
О нравственности священников, или притча о губах
Хроники новой искренности
Прощание с Новым годом
Шерлок и дендизм
Десять лет национальной революции

Историческая память: Globoscope.ru:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
  Этот опасный новый мир
Два-талибана-два





 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»