RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
24
октября
 
 
 
Лица
 
Дата 10.03.2010 18:44 Вставить в блог Версия для печати

Дмитрий Коган: Казус Плющенко

Тема: ЗАМЕТКИ О ПРОШЕДШЕЙ ОЛИМПИАДЕ
И всё-таки, что же это было: судейская система, судейская предвзятость, случай?.. Попробуем разобраться...

По окончании мужского олимпийского турнира фигуристов с критикой его результатов выступил замечательный спортсмен канадец Элвис Стойко. Удивительное дело, но именно наши журналисты тут же придумали унижающую Стойко мотивировку его поступка: «Канадец когда-то хорошо прыгал — значит, он за прыжки!» Мотивировка примитивная и притянутая за уши. Да и не о прыжках Стойко пишет, если прочесть его внимательно и полностью. Он пишет о том, что Лайсачек просто худший фигурист, чем Плющенко.

А сам Стойко был великим фигуристом. Слава богу, трёхкратный чемпион мира. Который ни разу не выиграл Олимпиаду. И чтобы опередить такого фигуриста, как Стойко, нужно было быть величайшим.

Если я — Стойко и знаю, что для победы на Олимпиаде нужно быть на уровне Плющенко, я могу спать спокойно. Потому что я знаю, что я не Плющенко. Когда-то я сделал для победы всё, что мог, но я не он. А если я — Стойко и знаю, что для победы на Олимпиаде достаточно быть Лайсачеком, то я, Стойко, лузер и неудачник. И это больно...

Любопытно, что основная масса российских журналистских рассуждений, почему проиграл Плющенко, свелись к дискуссии, достаточно ли одной сложности для победы, или надо ещё уметь красиво кататься. Большей несправедливости по отношению именно к Плющенко трудно даже предположить. Почему так произошло — очень важный вопрос. Но сначала несколько слов о дурацком противопоставлении артистизма технике. Наиболее одизный опус на данную тему был написан журналистом Порошиным.

Что является плюсом для любого журналиста? Конечно же, интересные мысли. Интересные мысли — это замечательно! Проблема, однако, возникает тогда, когда эти мысли не рождаются из фактов, а происходит обратное: сначала появляются мысли, а потом под них подгоняются факты. Точнее, даже так: придумывается что-то умозрительное, и нет бы это в таком виде и опубликовать; но вместо этого автор ждёт информационного повода и, когда такой случается, радостно выплёскивает на читателей поток своего сознания, а уж насколько повод с мыслями пересекается — не важно.

Уверен, Порошин уже давно хотел написать, что «попса-шансон-блатняк», короче, условный «Корнелюк» Плющенко — это плохо, а условный «Бах» (ну или Римский-Корсаков с Рахманиновым, что были у Лайсачека) — хорошо, но огромная у него была проблема — Плющенко всё выигрывал. А тут один раз не выиграл — ура! пригодилась заготовка, не умрёт вместе с автором.

Одна вот незадача:

оценки Лайсачека за Performance / Execution — 8.50, Choreography / Composition — 8.35, Interpretation — 8.40;

оценки Плющенко за Performance / Execution — 8.80, Choreography / Composition — 8.20, Interpretation — 8.75.

И проиграл Женя более низкими оценками за исполнение своих прыжков.

А «убрали» Плющенко в короткой программе. Именно компонентами. И в этой короткой программе он как раз исполнял классический Concierto de Aranjuez.

Так вот, в фигурном катании всегда оценивались и техника, и артистизм. И у Плющенко со вторым проблем никогда не было и нет. На Олимпиаде в Турине судейская система уже была «новой», но судили там Евгения совсем по-другому, не по-ванкуверски. Так, как и полагается судить звезду мирового спорта, возможно, наиболее талантливого и одарённого фигуриста за всю историю фигурного катания. Как именно? Примерно так, как судили на этих Играх кореянку Ю-На Ким, опередившую остальных фигуристок с огромным отрывом (а будь у неё возможность исполнить программу по мужским правилам, она бы и мужчин опередила). У нее с Плющенко даже есть что-то общее: внешне лёгкое, неземное исполнение прыжков, тогда как в исполнении других элементов (включая пресловутые связки, речь о которых впереди) есть у неё конкурентки, что ей не уступят.

Плющенко в Турине — гений, у которого после ухода Ягудина не осталось соперников. Плющенко — и все остальные. А потом он ушёл. Мужское фигурное катание потихоньку себе деградировало. Не можешь летать — так хоть ползи красиво. Вместо исполнения элементов, покорявшихся отдельным редким личностям, упор стал делаться на более качественное исполнение того, что может сделать пятьсот человек. Множество спортсменов, их тренеров и чиновников от спорта успели составить свои планы на грядущую Олимпиаду. И тут грянул гром — Плющенко вернулся!

Тут нам не обойтись без лирического отступления. Просто чтобы понять, кому, как и почему помешало возвращение ушедшего было на покой чемпиона. Вручив восемь лет назад канадцам Сале — Пеллетье второй комплект золотых олимпийских медалей, ISU открыл ящик Пандоры. Последовала замена системы судейства, зрители её не поняли, и интерес к фигурному катанию упал. Полупустые трибуны сказались и на интересе телевидения, которое купило права на трансляцию чемпионатов ISU практически задаром. Финансовое благополучие федерации ухудшилось, а телевидению и этого было мало — оно принялось рулить соревнованиями, отменять обязательные танцы, сокращать количество участников и т.д., и т.п. Ситуация в «профессиональном» фигурном катании, кстати, выглядит не лучше. Его практически нет.

Теперь же обратимся к статье Елены Вайцеховской «Занавес»: «Незадолго до начала соревнований из высших кругов ISU просочился слух, что Международный союз конькобежцев готовится подписать очередной контракт с американским телевидением. Такой контракт у ISU имелся и до этого, но был весьма мизерным. Раз в пять ниже, нежели тот, который ему предшествовал.

Из одного слуха тут же вырос второй: мол, именно в связи с этим маячащим на горизонте контрактом ISU будет прилагать все силы, чтобы американские и канадские фигуристы заняли на Играх максимально высокие места.

Победа американца Эвана Лайсачека в мужском турнире и золото-серебро канадского и американского дуэтов в танцах стали тем самым фундаментом, на котором популярность фигурного катания на американском континенте можно выстраивать на многие годы вперед.

Еще до завершения соревнований стало известно, что Лайсачек не примет участия в мартовском чемпионате мира. Американца тут же за глаза обвинили в том, что он просто боится: мол, слишком велик риск проиграть и тем самым уменьшить блеск высшего олимпийского титула. На самом деле все обстояло чуть иначе. После того как Эван стал год назад чемпионом мира, ему тут же предложили подписать контракт с главным американским шоу Stars on Ice. Он подписал. Но более успешным шоу от этого не стало. Как рассказал мне в Ванкувере олимпийский чемпион Нагано Илья Кулик, выступающий в составе Stars on Ice уже не первый год, во время гастролей звездного коллектива по стране нередко случалось так, что на представления приходили всего несколько сотен зрителей. Хозяева даже были вынуждены пойти на совсем экономичные меры: перестали возить с собой звуковые установки и отказались от ряда спецэффектов.

Сейчас ситуация изменилась. Интерес к фигурному катанию обещает вырасти до такой степени, что в Stars on Ice задумались о расширении труппы (в прошлом году основной состав состоял из десятка с небольшим фигуристов). В связи с этим на Лайсачека как на главную звезду и легли дополнительные обязанности по рекламе шоу в США. Сам тур начнется в апреле, но уже сейчас хозяева стремятся заручиться гарантиями успешных продаж.

Обычно на гала-шоу порядок выступлений прост: первое отделение состоит из массовки и неудачников — тех, кто не сумел попасть на пьедестал, второе — из призеров и чемпионов. В Ванкувере очередность выглядела странной: серебряные призеры Игр Мао Асада и Евгений Плющенко замыкали первое отделение. Ну не бред ли?

На самом деле в этой расстановке не было ничего случайного: во втором отделении концерта оказались как раз все те, на кого имеет виды Stars on Ice, или те, кто уже там обжился».

В заключение длинного, уж простите, лирического отступления добавлю: заботы терзают и самого президента ISU — он готовится к грядущему переизбранию. Если хоккей — канадский вид спорта, то русский вид спорта — это фигурное катание. Русским духом пронизано всё мировое здание этого вида спорта. Выдерни из него всех русских специалистов, тренеров, спортсменов, хореографов, консультантов — и оно рассыплется, как карточный домик. Русскоязычное лобби в фигурном катании имеет значительный вес, но и англоязычное лобби не дремлет. И каждое друг у друга «заговоры» ищет. Вон канадская пресса успела перед олимпийским оригинальным танцем очередной «русский заговор» разоблачить. Но речь сейчас о другом. Очень не хотелось итальянскому президенту ISU ссориться ни с русскими, ни с американцами. Однако, как показывает история, ссориться с американцами оказывается обычно дороже.

Если вы ещё не устали, возвращаемся к Евгению Плющенко, взбаламутившему своим возвращением болото. Как победить легенду? Сложно. Для этого нужно как минимум поставить под сомнение её легендарный статус. И вот в сентябре появляется учебное пособие для судей с разбором катания Плющенко: «Посмотрите, да этот ваш гений соткан из одних недостатков!» И пусть рассмотреть недостатки толком не удалось — кассету из обращения убрали, но сам факт был зафиксирован — «недостатков» хватило на целую кассету! Давление на Плющенко было беспрецедентным: дошло до рассылки писем одним судьёй другим судьям с призывом жёстче, «справедливее» судить Плющенко. Где-то помог своим недоброжелателям и сам Евгений, ляпнув в порыве эйфории от победы на Чемпионате Европы, что судьи ставят Жуберу за связующие шаги и движения слишком высокие оценки, да и ему самому, в общем-то, тоже. Этакая чемпионская щедрость. А заинтересованные товарищи с удовлетворением отметили тот факт, что «связок у Плющенко нет».

Это потом, уже после короткой программы, Татьяна Тарасова будет подробно разбирать на экране выступления лидирующих японца, американца, Плющенко, доказывая, что соединительные шаги у всех одинаковые, что в короткой программе элемент сидит на элементе, и нет там места для особых связок. Но дело будет сделано, и Плющенко уже успеет получить от отдельных судей и «пятерки» по десятибальной системе за эти сами шаги (место в третьем десятке фигуристов!), и «шестёрки» за хореографию, успеет, таким образом, проиграть более двух баллов за компоненты (артистизм) американцу и полтора балла японцу. И в результате Плющенко, единственный исполнивший в короткой программе сложнейший каскад 4+3 и очень чисто все остальные элементы, получит за программу почти такую же сумму баллов, как и спортсмен, который даже не пытался делать четверной прыжок, не говоря уж о каскаде с ним, и чьи ошибки остались незамеченными.

По разным оценкам специалистов, отрыв Плющенко от Лайсачека по итогам короткой программы должен был составить 3-5 баллов, а составил всего половину балла. И считать, что тут судейская система виновата, нельзя. Да, когда-то судью, поставившего 5,4, когда другие ставили 5,8, вызывали на ковёр, зачастую дело даже до разбирательства не доходило, а оценки корректировались по ходу соревнований, а сейчас формально анонимным «храбрым ниспровергателям авторитетов» дело рук их сойдёт с рук (впрочем, сойдёт ли? ешё не вечер). Но, очевидно, мы имеем дело не с неполадками в судейской системе, а с неполадками в использовании этой системы.

Как нужно было поступить российским фунционерам после короткой программы? Вариантов была два. Можно было устроить скандал. Вариант оптимальный, если знать, что Плющенко в итоге проиграет. Но уж очень затратный и рискованный: танцевальные пары, напомню, ещё не выступали, да и девушек, пусть они за медали и не борются, жалко. Логичнее было предположить, что с адекватном судейством в произвольной программе Плющенко удастся победить, несмотря на произошедшее в программе короткой. Без шума и пыли российская федерация произвела соответствующую работу — и судейство произвольной программы прошло без особых эксцессов. И всё равно: оценок 9,0 и выше за компоненты программы у Евгения оказалось почти в 4 раза больше, чем у Лайсачека; но и оценок 8,0 и ниже у Евгения оказалось более, чем в 4 раза больше, чем у американца. Разброс в оценках Плющенко за один и тот же компонент доходил до 46%!

Еще раз скажу: если система позволяет «рисовать» нужные оценки, то основную ответственность всё же несёт не она, а те, кто эти оценки с её помощью «рисуют».

Короткая программа — козырь Жени. Он ею «прибивает» конкурентов. После чего спокойно делает свою работу в произвольной. Примерно так, как на прошедшем Чемпионате Европы. Не так в Ванкувере: три человека перед произвольной программой идут вровень; на высокие оценки компонентов программ соперников судьи явно не скупятся, а они, компоненты, в произволке пойдут с фактором 2; дорожки шагов определяют максимум третьим уровнем и, только дай повод, с удовольствием поставят и второй, тогда как у американца они уровня третьего и четвёртого.

А теперь пойди да и напрыгай прыжками столько, чтобы хватило и на элементы лучшие, и на компоненты недостающие. А чтоб шанс на это был, попробуй излишне не волноваться. Да только как с такой диспозицией не поволнуешься?

А тут свою роль в распределении медалей сыграл ещё и случай. В жеребьёвке участников произвольной программы Плющенко вытащил последний стартовый номер. Почему-то на этих Олимпийских Играх участников выпускали на лёд группами по шесть, а не по пять или по четыре. Когда нужно почти час дожидаться выступления, любому не поздоровится. Независимо от опыта. Это, кстати, является причиной, почему спортсмены не выступают в порядке обратном занятым в короткой программе местам, что было бы интереснее для зрителя, а по-прежнему тянут жребий. А тут ещё и шнурок у молодого японского фигуриста прямо на льду порвался, как на зло, — и это ещё несколько минут томительного ожидания.

Выступление Евгения в произвольной программе не было блестящим, оно было трудовым. Он сделал всё, но показал, как ему было тяжело. Впечатление от программы оказалось несколько смазанным, неземной лёгкости исполнения сложнейших элементов не было. Выскажу сейчас предположение, которое базируется на одной лишь моей интуиции, и не более: судьи в произвольной программе были морально готовы предпочесть гения ремесленнику, но щедро одарив оценками за исполнение элементов второго, уже не могли поставить столько же первому за явно неидеальное исполнение. А может, всё было совсем не так.

Но как бы то ни было, даже такого исполнения должно было бы хватить. Результат Лайсачека оказался, однако, на 8 баллов выше его личного рекорда. Рассуждения опять-таки российских журналистов, что, мол, катайся Плющенко в произвольной программе так, как он катался на показательных выступлениях, и он бы выиграл, считаю издевательством: в сложившихся обстоятельствах Евгений действительно сделал по максимуму всё, что мог.

Что же мы имеем в сухом остатке? Коллективными усилиями наших «партнёров» из великого фигуриста слепили «прыгунка одного прыжка», Quadщенко, которого и засудить — как милость оказать, и российские СМИ в этой позорной диффамации активно поучаствовали. Весь мировой спорт живёт своими звёздами, греется теплом от их сияния. Их имена остаются в истории, их именами она, собственно, и пишется. И даже значение одного вида спорта по сравнению с другими определяется во многом тем, какое количество звёзд он смог из своих рядов произвести. У фигурного катания был шанс получить двухкратного олимпийского чемпиона в мужском одиночном разряде, первого за полстолетия. Разменяли героя на его «неправильную» отчизну? Жалкий какой-то размен...

Чего следует ждать от будущего? За четверные прыжки нужно давать больше баллов, и их, по всей видимости, будут давать. В России так уже и делается. О том, что прыжок в четыре оборота недооценен (от этого пострадал ведь не только Плющенко), что судейская система несовершенна, а фигурное катание находится в глубоком кризисе, активно говорят даже в Америке. Абсурдом выглядит и то, что за ошибки на сложных прыжках наказывают сильнее, а за хорошее их исполнение поощряют так же, как и за остальные прыжки. Наверное, изменится и это.

И ещё. За 15 минут до начала соревнований компьютер случайным образом определяет двух судей из девяти, чьи оценки не будут учитываться, причём судьи об этом не знают. Ещё две оценки, максимальная и минимальная для каждого спортсмена, отбрасываются, и в итоговую сумму идут пять оценок. Разговоров о том, насколько случайный отбор случаен, ходит очень много. Обозреватель фигурного катания Артур Вернер в своей интернет-конференции рассказал следующую историю: «При первом представлении журналистам новой программы с бОльшим количеством судей и компьютерным отбором девяти я после окончания мероприятия подошёл к главному специалисту по этой программе, с которым был хорошо знаком (теперь сменена и система, и фирма, за ней смотрящая), и один на один задал простой вопрос: "Скажи, а можно ли запрограммировать компьютер так, чтобы, наложив стартовый лист, он для каждого конкретного спортсмена или пары выбирал именно тех судей, которые ему заданы?" Специалист посмотрел на меня и ответил только одной короткой фразой: "Arthur! Software is software"». На вопрос о международном контроле Вернер добавил: «ИСУ — международная организация, суд тоже международный и контролируют они себя из международных своих рядов».

А ведь и возможность — даже теоретическую — махинаций, и повод для разговоров о такой возможности, и даже вечные разговоры, выиграл бы тот или иной спортсмен, если бы жребий был бы к нему благосклонен (отвечу для Плющенко на Олимпиаде в Ванкувере: да, Евгений бы выиграл), легко снять отменой выбора судей, работающих вхолостую. Вместо этого можно просто отбрасывать по две минимальных и максимальных оценки. Тут не только отдельные эксцессы удастся сгладить, но даже тех судей, что возьмутся «сплавлять» или «вытягивать» спортсменов на пару, остудить. Ну разве не здорово?.


Обсуждение (высказываний: 16)   


Loading ...
Статьи на тему:
Вспоминая прошлое, думая о будущем
Лыжи, или Время вернуть смекалку
Биатлон
Пары настоящие и мнимые
«Чтобы наши футболисты играли так же, как хоккеисты»

Русский Обозреватель: Globoscope.ru:
Консульства стран ЕС уже отказывают жителям Крыма в визах
Сбербанк обратился в суд ЕС чтобы обжаловать санкции
Как на Украине
Захарченко пообещал вернуть Славянск, Краматорск и Мариуполь
В Тюменской области открыт первый мост с собственной системой водоочистки
В Москве началась операция «Мигрант – 2014»
 






 


Опрос

Рене Зелвегер сделала пластическую операцию. Как вам?
Я не знаю эту актрису, мне все равно
Она себя изуродовала, зря сделала
Операция изменила ее в лучшую сторону
Я сужу актеров не по лицу, а по ролям

Лучшие материалы
Галина Иванкина:
Дамское счастье
Егор Холмогоров:
Дворяне в Мещанской
Виктория Федотова:
Покушение как дебаты. Донецк
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
   
 
Copyright © 2006—2014 «Новые Хроники»