RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
23
февраля
 
 
 
Лица
 
Дата 03.03.2009 21:33 Вставить в блог Версия для печати

Эмин Калантаров: Поколение EN-RU

Тема: ПОКОЛЕНИЕ RU
Мой первый текст с названием «Поколение RU» писался с единственной приличной мыслью в голове: «Мы – другие». Кто такие мы и почему собственно другие догадаться несложно. Мы действительно с трудом вспоминаем обрывочные кадры плохоньких телевизоров, где показывали большое серое здание, танки, кричащих людей. У нас этого не было. Мы не кричали. Впрочем, наши войны, горящая резина, разбитые здания и ненависть оппонентов еще впереди. Это ожидание, в каком-то смысле, уже делает нас ущербными.

Однако название текста тогда, во время публикации, вполне можно было сократить просто до «Поколения». Понятно ведь, что когда полуавтобиографичный текст выходит у двадцатипятилетнего человека невозможно писать о другом поколении. Только-только успел в свое вместиться полностью. Упал на сиденье, еле переводя дух, и начал оглядываться вокруг.

«Поколение RU» выросло даже раньше, чем мы успели закрыть дверь в свой вагон. Сейчас оно бродит в социальных сетях, лепит из подручных материалов юзерпики, пишет интонации капслоком и не воспринимает гипертекст в виде откровения. Потому что оно, поколение, уже внутри гипертекста. Хорошо это или плохо сейчас настолько незначительно, что даже удивляться некогда.

Мое поколение, если быть дотошным, вовсе даже не «RU». Антропологическое, крайний вариант – «en-RU». На том и остановимся. Попробуем, во всяком случае.

Последнее время над «слитыми» молодежками вообще принято снисходительно подшучивать. Мол, что ж вы как школьники в походе – с утра встали и трусы найти не можете. Угар угаром, а взялись за политику, пусть и игрушечную, так будьте добры, вперед и с песней. Патриотической. Однако не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать насколько интересно происходит это вышагивание с песней. В молодежках полно своих чиновников, радикалов, наблюдателей.

И тут удивительное: проекция. Радикализма, понятное дело, в молодежных движухах много. А уж латентных чиновников… Между тем, разница между чиновником и радикалом совсем не в отношениях с государственным строем или режимом. С системой госуправления, структурой, они чопорны и холодны как раз одинаково. Ну, в самом-то деле, нельзя же с абстрактной вертикалью в плотские отношения бросаться. Задавит абстрактностью. Даже если очень хочется - нельзя.

Коллапс наступает в том случае, когда сравниваешь взгляд обеих социальных групп на государство. Если чиновник при всей его косности и невосприимчивости видит фактуру государства, в рамках которого ему приходится действовать, то радикал в коммуникации с режимом всегда использует идеи поколенческой давности. Заново открываемая западная литература, острая ненависть к «совку», цветы для палачей Никсона. Радикал не знает и не хочет знать фактуры. Его отрада – новая попытка адаптации западных теорий. Куда ему до А.Карташева с его Церковью. Горящим рукам хотя бы К.Маркса осилить, а дальше – пой не хочу.

Чиновник может разглядеть превентивный капитализм, радикал – нет. Бюрократ в системе как вошь на уличной собаке, радикал – намеренно не понимает ее устройства. Отталкивает систему, ему любая власть – ярмо и кандалы на худых руках. А какие кандалы могут быть, когда кино, вино, домино, да еще пара десятков наименований наркотических средств?

Да и во взглядах обеих групп, столь разных, чаще всего не возникает никаких очевидных расхождений. Они ведь, социальные группы, прекрасно адаптированы к своим ролям. Чего им делить? Только дурак искренне верит, что бюрократ с радикалом делят денежные массы. Но рассуждать тут – пустое дело. Так вот, самая мякотка даже не во взглядах, а в паразитарности одного на другом. Им эта система вообще не нужна, если быть точным. Чиновнику просто необходим неформал, который, в свою очередь, всеми руками будет отрицать влияние государства на свою жизнь и необходимость собственного влияния дальше, чем ему позволяет образованность.

Молодежные движения вполне сносно формируют эти противоборствующие касты, и ждать от них разборчивости в формировании как-то наивно. В итоге общество получает бюрократа, которому уже на подходах к власти осточертели ее же коридоры и который в них останется. С другой стороны, растет такой же безразличный защитник прав личности, которого на выходе интересуют не абстрактные права, а лишь собственные. И только понимание роли государства у них не меняется. Для одних оно – фактура действительности, для других – теоретический принцип, который можно и нужно сломать другим принципом. Есть, правда, среди этих людей еще одна группа, в которую попадают молодые публицисты, журналисты, пиарщики, идеологи.

И вот тут начинается самый настоящий карнавал. Потому что у этих людей позади только римское право, феминистское движение, «пражская весна», мюзиклы вроде «Hair», тысячи и килобайты страниц прозы, литры поэзии и новая форма коммуникации. Их отношения с государством холодны, а взгляд на него – сквозь полуопущенные веки. Молодежная публицистика или какая-то своя идеология, при всем к ним уважении, это кокаиновая дорожка в лабиринтах выпотрошенных идей. С нее можно уйти без особых проблем, но дальше самого лабиринта выбраться практически невозможно. Ну, разве что постучать головой в стены и осесть без дозы и света в конце тоннеля. С журналистикой проще из-за работы с фактурой. Но журналистика вообще, строго говоря, должна быть аполитичной.

Поколение «en-RU», если хотите, довольно четко разделяет западное, советское и русское (русское для нас только становится, во всем своем своеобразии). Оно с рождения – на границе. И при отсутствии прочих желающих охраняет эту границу, перебегая ее раз в час. С одной стороны стоит – хорошо, с другой – тоже неплохо. И так – до момента развала границы. До отмены, измены, во всех ее проявлениях.

Между тем, главная проблема молодости – ошибки – никуда не делись. Наоборот, публичность не успевает нивелировать их значение в сравнении с озлобленностью, с которой оппонент готов порвать оппонента. Интернет, место, где могут послать, становится вертепом, в котором рождаются и погибают десятки имен. Некоторые выживут. Но только в том случае, если привыкнут игнорировать собственных палачей. И тут уж никакой разницы, станет ли участник молодежки чиновником (как Маша Гайдар) или останется радикалом. Поисковые машины уже сегодня можно запросто устроить в помощь священнику – твои грехи скрыть практически невозможно. Написал глупость? Покайся. Не проверил факты? Получи епитимью. Публично (по-другому уже невозможно) предал движ? Анафема, дорогой друг.

Поколение «EN-RU» - поколение публичного. Это поколение, которое видит, как Алексей Чадаев безответно спорит о Стратегии-2020, а Олег Кашин рассказывает о «кремлевских сетях». Поколение «EN-RU» - это школа блоггеров и технологии «Наших» по работе в социальных сетях и блогах. Поколение «EN-RU» - это Маша Сергеева со своим весьма абстрактным джипом и неформальными юзерпиками. Публичность здесь – не технология, а ценность. Точнее, совсем скоро станет ценностью.

Станет ли второй важной ценностью переключение раскладки с «EN» на «RU», бог весть. Да и не менее важно за этими новыми ценностями не забыть старых. Впрочем, эта давняя песня у меня выходит не слишком убедительно. Ее могут спеть участники поколения «Next» или более ранних версий.


Обсуждение (высказываний: 2)   

Статьи на тему:
Anonymous обещает закрыть Facebook 28 января
«Каникулы в Мексике» прекратятся из-за нецензурной брани
Октябрь-1917 и короткая память
Джулиан Ассандж предоставит факты слежки за владельцами iPhone
Готовится законопроект, позволяющий блокировать порнографические сайты
Через десять лет мы станем космонавтами

Русский Обозреватель: Newland.ru:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
 






 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»