RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
21
февраля
 
 
 
Лица
 
Дата 31.10.2008 14:54 Вставить в блог Версия для печати

Эмин Калантаров: Благоразумие разбойников

Тема: НИЧТО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЕ
«Не пролей, пожалуйста, его заваривать долго. Да, по поводу воров и церкви. Понимаешь в чем дело, преступник порой гораздо ближе к раскаянию и прощению, чем обыватель. Он переступил грань, ощутил на себе наказание и те образы, которыми оперирует Церковь, ему ближе, чем человеку, который просто с детства ходит в церковь».
Мне сложно в полной мере оценить то, о чем говорит отче – я не зэк и не священник.

Часом позже, стоя на безлюдной остановке, вспомнил дурацкий стишок, который как нельзя лучше отражает общественное мнение о нарушении закона в христианстве: «У попа была собака, он ее любил. Она съела кусок мяса – он ее убил…». Уголовно наказуемое деяние и «несчастное животное» грозит стать символом насилия со стороны ортодоксальной Церкви. Таких историй, фольклорных или не очень, про собак и людей, более чем достаточно. От откровенно комичного попа с работником Балдой, до костров инквизиции. И в последнее время все чаще приходится слышать о коррумпированности церковных иерархов, церковном же бизнесе и чуть ли не финансовых аферах РПЦ МП. Кажется, общественная мораль, гораздо более извращенная, чем мораль христианская постоянно стремится повесить часть собственной вины на клириков. Потому и отношение общества к Церкви сугубо паразитарное – социум просто не способен вынести свои грехи в одиночку.

Грехов у общества более чем достаточно. Но мне всегда казалось, что привычный нам мир рухнул именно в тот момент, когда кто-то неизвестный произнес фразу: «Я знаю, из чего состоит душа».

Дальше – только хирургия. Разумеется, можно до хрипоты спорить о бедах России, посылать дурака в дорогу, а дорогу строить на дураках. Но сакральность души сегодня можно только охранять, не давая окончательно исполосовать ножом ее слабую плоть. Последним публичным шагом к единению Церкви, этакой попыткой сохранить великодушное, стала «Флорентийская уния» 1439 года, над которой работали Папа Евгений IV и Иоанн VIII Палеолог. Ряд исследователей полагает, что начало русской православной традиции было положено в результате трудностей взаимоотношений Запада и Востока после унии.

Тем не менее, союз не состоялся и каждая культура пошла своим путем. Восточное христианство будет менее монолитно, но в итоге не распадется на множественные части и секты. История с инквизицией, к слову сказать, тоже не так проста. Во-первых, инквизия – излюбленная тема в конфликтной околоклерикальной тематике. Во-вторых, постпротестантскому западному прихожанину стыдно признаваться в том, что католичество к кострам имеет совсем небольшое отношение. Ну не имело право духовенство жечь, кого вздумается, такова несправедливость. Мирской суд – запросто сжигал, казнил и вообще был не романтичен ни разу, а церковный не мог себе этого позволить. Церковь могла осудить и передать в руки властей. А это, согласитесь, не одно и то же.

Тем интереснее выглядят большие глаза современного невоцерковленного большинства при произношении слова Инквизиция (непременно с большой буквы, что вы). Православную церковь уличить в чем-то вроде крестовых походов или индульгенций не получается. Однако обвинения в торговых махинациях, нечистоплотности и мошенничестве не минуют и русское православие, как в свое время не обошли стороной папский престол.
Проблема пагубности среды сегодня стоит как никогда остро, учитывая негатив, которым кормится общество потребления.

Криминально на самом деле общество и останется таковым до тех пор, пока клерикальная культура будет принципиально отторгаться медиа-средой как архаическая. Куда уж тут Илье Переседову, который недавно сравнил церковную культуру и криминальный мир: «Высказал мысль, что современная православная культура "на местах" - приходах - по своей сути идентична культуре уголовной, криминальной». Уверен, Илья, тактичный и внимательный человек, «вовсе не подразумевал, что попы - воры, якшаются с уголовкой». Однако решается предположить, что «если рассмотреть ценностные шкалы и векторы целеполагания современных воцерковленных православных, чаще всего они типологически вполне тождественны культуре криминальной».

Это предположение образованного человека, теолога, не так уж далеко от реальности. Но, как это ни странно, криминал имеет отношение христианству лишь в парадигме «преступник - Церковь». Дело не в том, что в обществе меньше преступников, но в том, что страдающий осужденный гораздо ближе к раскаянию, чем любой обыватель. И в этом плане криминальная Россия – это Россия безбожная, бездуховная, бегбедеровская страна, которая упоминается в тексте лишь для описания пары модных кабаков и свингерских клубов. Этот дешевый, кабачный, обывательский криминал гораздо страшнее любого церковного либерализма.

Если мне не изменяет память, Борис Акунин сказал, о том, что часто бывает: хорошие люди делают плохие дела. Добрым людям всегда чего-то не хватает: то от собственной доброты бегут, то от чужого идиотизма. Чужая душа, подчас – карательная психиатрия для собственной и никуда не сбежать, не скрыться. Я в данном случае более чем уверен, что автор сравнения православной культуры с уголовной в меру сил пытается сравнить среды, чтобы найти в них больше разного, чем общего. Однако помещая на весы церковь и классическое криминальное общество, очень легко шагнуть дальше. Ведь, в конце концов, как храм, так и зона населены людьми. Беда в том, что ощущения, которые испытываешь перед дверьми храма и перед воротами изолятора прямо противоположны: в первом случае надежда не превращается в камень на дне желудка.

Необходимо также понимать, что современная православная традиция не монолитна, а разделяется на клерикальную культуру и фольклорную. О какой из них говорят чаще, бог весть. Но разделять эти понятия в теории сложнее, чем на практике, чем грешат как раз теологи. Именно фольклор отражает состояние общества и если векторы целеполагания современных воцерковленных россиян кому-то кажутся похожими на криминальные, то внимание нужно обращать, прежде всего, на социум.

Второй момент, на который стоит обратить внимание, - воцерковленный мирянин обладает минимальной клерикальной культурой, если вообще обладает. Надо понимать, что живая культура русской православной церкви практически умерла, а в отсутствии ее носителей сложно говорить о какой-то преемственности. Конечно, все зависит от каждого конкретного прихода. Но территориальный вопрос, к слову сказать, вообще один из ключевых в культурном вопросе – вертикаль власти совершенно не гарантирует вертикали мировоззрений.

Криминальный ценностный ряд, если уж на то пошло, в большей степени присущ современной медиакультуре. Вот уж где вдоволь можно потешить темные уголки души. Степень агрессивности блоггеров куда выше, чем у жителей камеры. Разумеется, агрессивность компенсируется виртуальностью. Анонимность, тонны грязи, а ведь сама среда начала развиваться едва ли десять лет назад. Да и вообще, сегодня очень сложно найти уровень коммуникации, не обладающий свойствами криминальной культуры. Избирательный «отстрел» проявлений культуры вроде претензий к телеканалу «2х2» гораздо хуже игнорирования контента центральных телеканалов, которые забивают эфир криминальной хроникой и телесериалами о покалеченных семьях. «Рабыня Изаура» в этом плане куда человечней.

В России человек с крестом всегда притягивает лишнее внимание, ему и самому не всегда комфортно от этого. Деталь, которую нельзя упускать из вида – клирик, находясь в среде, должен лечить ее изнутри. Криминальная культура воцерковленных свидетельствует о болезни общества, с которым клирик не может справиться или которое его убивает своим состоянием. Виновата ли в этом Церковь? Едва ли. Но лишь ее силами можно остановить разрушение. Очередной парадокс, скажете вы. Вполне возможно. Но и двухтысячелетнее существование нерукотворного социального института тоже своего рода парадокс.
«Церковь и уголовник близки в том плане, в котором криминал идет к церкви за ответами и прощением. Но это, в общем-то, известная история блудного сына, не находишь? Обратного хода – церкви к криминалу – быть не может. В уголовной среде нет ответов, которых жаждет сердце православного человека». Отче улыбается и берет в руки чашку кофе.


Обсуждение (высказываний: 3)   

Статьи на тему:
Правозащитник Федотов «вышел в топ по встречке» и может лишиться прав
Мечты осетинского «патриота» о Сколковском раю
Не наш дубак (особенности нерусской зимы)
Белых вызван на допрос по делу о хищении на Уржумском спиртоводочном заводе
После скандала челябинский губернатор сократил расходы на охрану
Собачья жизнь

Русский Обозреватель: Newland.ru:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
 






 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»