RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
21
мая
 
 
 
Лица
 
Дата 30.10.2008 21:40 Вставить в блог Версия для печати

Антон Попов: 300

Тема: КИНО
Многие, наверное, будут удивлены, но фильм мне в высшей степени понравился. Претензии из разряда исторической достоверности и проч., высказываемые многочисленными воротящими нос критиками, смело строятся в походную колонну – и с развернутыми знаменами, под барабан и флейту, дружно маршируют лесом. Это говорю я, человек, который сам привык воротить нос от исторической безграмотности режиссеров, и к тому же – человек, которому Греция вообще и Спарта в частности особенно близки и дороги. И вот почему.

Перед нами не история. Это необходимо понять сразу же. Вернее, не история в привычном нам смысле этого слова. Но вот сами древние греки этот жанр узнали бы сразу и восприняли бы с готовностью, потому что это ни что иное, как классический миф, построенный по всем канонам мифологии, и выдержанный от начала до конца в сугубо мифологической стилистике. Примерно так надо было снимать «Трою». Собственно, в похожем стиле надо снимать любой греко-мифологический сюжет.

Узнаваемая цветовая гамма древней керамики, символическая эстетика обнаженного тела (всякие умники вольны ёрничать сколько душе угодно, но греки своих героев и полубогов изображали именно обнаженными, и пресловутые «черные трусы» - просто условность, уступка неподготовленному сознанию современного обывателя), мрачно-торжественные обертоны, сверхчеловеческие качества положительных и отрицательных персонажей – все это печать вполне отчетливая.

Реальный исторический сюжет показан как гомеровский эпос – или как высокая трагедия Софокла или Эсхила (и с тем же самым конфликтом в основе – обреченный герой против Рока). И в самом факте этого отхода от реализма – вполне сознательного и добровольного – нет ничего странного или шокирующего. Ведь греки свою историю от мифологии не отделяли. Да и не только историю, но и просто обыденную жизнь. Бог Пан, вот так запросто, посреди белого дня, явившийся афинскому вестнику перед Марафонским сражением – это не «сфабрикованное чудо», это вполне органичное явление. Божественному визиту никто особо не удивился. Окружающий мир дышал мифом. Для грека не было принципиальной разницы между событиями, которые происходили на памяти его отца или деда, и, скажем, подвигами Геракла, или той же Троянской войной. Это явления одного порядка, равной степени реализма – или, если повернуть это утверждение под другим углом, равной степени мифологичности. Миф и реальность были абсолютно взаимопереходящи.

А какое событие могло быть более подходящим для преображения в миф, чем Фермопилы? В конце концов, исторические события часто переосмысляются потомками в виде мифа, в этом нет ничего необычного – так, вторжение дорийцев в историко-мифологической памяти греков классической эпохи стало «возвращением Гераклидов». А ведь кто его знает, Геракл вполне мог быть и исторической личностью, почему нет? К мифу не стоит относиться пренебрежительно. Фермопилы же имеют все классические составляющие мифа, в том числе и главную – прочную интегрированность в культурный архетип. Ведь по-хорошему, эта история отражает многие черты, ставшие потом характерными, основополагающими для западной цивилизации вообще. Представление об индивидуальной свободе как высшей ценности человеческого общества, и о добровольном самопожертвовании как о наивысшем способе проявления этой свободы, о том, что подлинная сила – не в численности и массе азиатской орды, а в стойкости и хладнокровном мужестве гоплита в фаланге, чувствующего локоть товарища, знающего, за что он сражается, и идущего на вражеские копья добровольно, по свободному выбору. В конце концов, это именно те черты, благодаря которым Европа – Западная цивилизация, со всеми ее достоинствами и недостатками – стала тем, чем она является сейчас. И все они сполна проявились уже тогда, на самой заре европейской истории. В некотором роде, мы все вышли оттуда, из Фермопил. Если у нашей цивилизации есть некий универсальный, базовый, основополагающий миф – то это он.

Все художественные особенности фильма органически вытекают именно отсюда. Стороны конфликта нравственно поляризуются – перед нами уже не война обыкновенных живых людей друг с другом за «землю и воду», а столкновение сверхчеловеческих сил – гигантомахия, битва олимпийских богов с чудовищами, порожденными мраком и первобытным Хаосом. Моральные качества персонажей находят свое прямое и непосредственное физическое воплощение через соответствие формы и содержания – зло обязательно уродливо и неестественно, положительные герои – физически совершенны. Враг теряет человекоподобие. Опять-таки, над «орками на персидской службе» и музицирующим козлом в шатре у Ксеркса можно иронизировать сколько угодно, но я готов биться об заклад, что восприятие персов рядовым греком в те времена было не сильно ближе к реальности. Можно вспомнить, как спартанцы, опоздавшие к Марафонскому сражению, просили у афинян дать им посмотреть хоть на мертвого перса – им было интересно, нет ли у него рогов или клыков… Из этой же области – и местами экзотические методы обращения героев с оружием, и их почти сверхъестественные свершения на поле боя. Это битва не простых людей, но героев-полубогов, и к ней неприменимы обычные человеческие мерки.

Между тем, если отрешиться от внешних условностей, вызванных вот этой последовательной «мифологизацией» исторических событий, фильм поражает своим соответствием первоисточникам. Диалоги на 75% сотканы из цитат, из классических и хорошо знакомых спартанских «апофтегм» (да, и моя любимая, про «только спартанские женщины рожают мужчин», там тоже есть). И смущающие многих фразы про «свободу и борьбу с тиранией» - тоже практически дословные цитаты. Пусть наши доморощенные критики «тупых американцев» перечитают Геродота, Фукидида и Плутарха – их ждет немало сюрпризов. Видите ли, отцы-основатели американской демократии тоже их в свое время читали… и многие свои идеи взяли отнюдь не «с потолка».

В общем, когда мы выходили из зала под патетическую музыку, на фоне стильных титров с кровавыми брызгами (слабонервных, кстати, предупреждаю – фильм в этом плане достаточно натуралистичен – если вы падаете в обморок при виде крови, вам его лучше не смотреть), мне пришла в голову довольно неожиданная мысль: Леониду и его спартанцам это кино, скорее всего, вполне понравилось бы.

А все остальное, по большому счету, не слишком важно.


Обсуждение (высказываний: 1)   

Статьи на тему:
Терпеть ненавижу... Наш кино-анти-топ
Названы номинанты на премию «Оскар»
Скончался кинорежиссер Валерий Рубинчик
В Москве прошла церемония награждения лауреатов премии «Ника»
Треть молодых россиян не любит отечественное кино
ММКФ-2010: день шестой

Русский Обозреватель: Globoscope.ru:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
  Этот опасный новый мир
Два-талибана-два





 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»