RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
18
июня
 
 
 
Лица
 
Дата 30.07.2008 02:56 Вставить в блог Версия для печати

Юлиус Эвола: Спиритизм и "психические исследования"

Тема: ЛИЧИНА И ЛИЦО СОВРЕМЕННОГО СПИРИТУАЛИЗМА
Глава 2. Часть 1.


Продолжение. Начало см. Юлиус Эвола: Бегство к "сверхъестественному",
Юлиус Эвола, Личность и невидимое,
Юлиус Эвола, Суеверия и галлюцинации
.

Спиритизм стал передовым отрядом нового спиритуализма. Он дал сигнал к восстанию против материализма, немедленно подхваченный теософией, течением, с которым неоспиритуализм делит большинство сторонников, поклонников «невидимого мира». Немаловажна та деталь, что оба эти движения зародились в англосаксонских, протестантских странах, и значительную роль в их возникновении сыграли женщины – сёстры Фокс, с одной стороны, Елена Петровна Блаватская и А. Безант, с другой.

Спиритизм первым привлёк внимание широкой публики к явлениям, хорошо известным древнему миру, реальность которых, однако, отрицалась как суеверные выдумки и фантазии, поскольку они не вписывались в рамки «позитивного» мировоззрения, сформировавшегося в последнем веке. Этим и только этим исчерпываются все заслуги спиритизма.

Но спиритизм на этом не остановился, он начал всяческими способами пытаться спровоцировать феномены подобного рода, используя для этого так называемых медиумов или духовидцев, поставив перед собой задачу развития скрытых медиумических способностей. Характерной чертой спиритизма является попытка истолковать подобные явления как действие «духов» (как правило, «духов» умерших людей), и на этой основе найти экспериментальное подтверждение посмертной жизни души или напрямую её бессмертия.

Изучение как указанных феноменов, так и других явлений сверхъестественного порядка, и экспериментирование с ними, не требующее обязательного теоретического обоснования, но предполагающее строгий научный контроль, аналогичный тому, который применяется при исследовании и классификации «естественных» явлений в узком смысле, стало предметом так называемых «психических», «метапсихических» или «парапсихических» исследований. Подобные исследования, возникшие относительно недавно, но уже породившие многочисленные институты и общества, имели тот же положительный аспект, что и спиритизм, в том смысле, что доказательства, полученные в ходе экспериментов, не оставляли сомнения в реальности сверхъестественных феноменов. Но, как и в случае спиритизма, это единственная их заслуга.

Кроме того, говоря о круге явлений, на которых преимущественно сосредоточено внимание спиритизма и психических исследований, следует отметить, что в своей совокупности они являются типичным выражением того негативного аспекта, благодаря которому спиритуализм, как новая «духовность» несёт прямую угрозу духу, особенно, когда речь идёт не просто об изучении, но о пробуждении и развитии медиумических способностей, даже если это вызвано относительно невинным желанием получить более обширный материал для исследований. Духовидение можно определить как метод, способствующий распаду внутреннего единства личности или усиливающий его. В результате высвобождения из телесной оболочки группы более тонких элементов, человек, как медиум, становится орудием манифестации в нашем мире сил и влияний крайне разнообразной природы, но всегда относящихся к низшему, подличностному уровню. Медиум, духовидец не может контролировать эти силы и влияния, так как его сознание способно либо только улавливать их действие, либо мгновенно соскальзывает в сон, транс, каталепсию.

Ситуация нисколько не меняется ни у спиритов, ожидающих появления призраков, ни у тех, кто пытается научными методами контролировать проводимые сеансы. Меньше всего их волнует правильная оценка и точное понимание духовных обстоятельств, способствующих проявлению феноменов подобного рода. Одни пассивно готовы принять всё как «откровение», как «сенсацию», подтверждающую их «спиритические» гипотезы и удовлетворяющую их потребность в «сверхъестественном»; этого им более чем достаточно. Для других, занятых пресловутыми «психическим исследованиями», человек является только производителем «феноменов», каковые оцениваются исключительно с точки зрения их необычности и управляемости, меж тем как их внутренняя природа совершенно не принимается в расчёт.

Эти исследователи без малейшего зазрения совести готовы использовать любые средства, включая гипноз и наркотические вещества, чтобы искусственно вызвать или усилить медиумические способности, заполучив, тем самым, в своё распоряжение «субъекты», пригодные для проводимых ими экспериментов и наблюдений.

Случайные прорывы в невидимое, осуществляемые через медиума и ведущие к столкновению с чем-то, что потрясает и удивляет, несут опасность не только для духовного единства медиума. Ни обычный человек, ни «положительные умы» не имеют сегодня ни малейшего представления о темных, безличностных силах, вьющихся у границ реальности, в которой им нет доступа. Медиум, превращающийся в орудие для демонстрации желаемого ими, буквально исполняет функцию центра психического заражения для той среды, в которой он действует. Он является посредником сил, которые благодаря ему обретают возможность воздействовать на наш мир и наши умы, совершенно перед ними беззащитные. Видения, возникающие во время спиритических сеансов представляют собой лишь часть – преимущественно безобидную и не заслуживающую внимания – того, что просачивается из приоткрывающихся дверей «ада». К сколь тяжелым последствиям это приводит, как на индивидуальном, так и на коллективном уровне, легко заметить уже по той атмосфере, которая вольно или невольно возникает во время этих как «спиритических», так и «научных» или псевдо-инициатических сеансов. Для этого достаточно обладать минимальным пониманием определённых оккультных законов, действие которых ускользает от обыденного опыта. Мимоходом упомянем лишь одно одновременно любопытное и тревожащее обстоятельство, а именно то значение, которое ещё задолго до появления современного спиритуализма и спиритизма имели подобные практики в процессах инфильтрации и последующей дегенерации некоторых тайных обществ, позднее сыгравших первостепенную роль в подрывном революционном европейском движении.

Достаточно задуматься над тем, что количество людей, практикующих спиритизм в Италии сегодня достигает нескольких тысяч, а во всём мире нескольких миллионов, чтобы осознать угрозу спиритизма не только как суеверия или интеллектуального отклонения, но в первую очередь как невидимой деятельности, разрушающей преграды, которые ограждая наш мир от потустороннего, обеспечивают людям хотя бы минимальную степень независимости и безопасности.

Но всякая подпитка «инфернальных» влияний, тем или иным образом осуществляемая сквозь прорехи сознания, сегодня опаснее, чем когда бы то ни было, в связи с почти полным отсутствием подлинно сверхъестественных сил, которые могли бы оказать им эффективное противодействие; сил, которые великие традиции умели привлечь и незаметно внедрить в наши намерения, мысли и действия. Начиная с эпохи Возрождения, западный человек возжелал стать «свободным»; это было ему дозволено, дух ушёл из его жизни и он остался предоставленным самому себе, т.е. по сути потерял связь с горним миром, каковая только и обеспечивала его оружием для духовной защиты.

Многим подобная точка зрения покажется преувеличением. Они не признают опасности, пока не столкнутся с чем-то «сенсационным» – загадочными болезнями, необъяснимыми событиями, умственными отклонениями, катастрофами и т.п. Сегодня дошли до того, что рассматривают как серьёзную опасность лишь то, что угрожает нашему счастью, нашему земному существованию или, самое большее, нашему физическому здоровью и нервам. О другом, даже не задумываются.

Всё, касающееся духа, считается частным делом, затрагивающим область мнений и «моральных» оценок, но не реальности. Примитивность подобных представлений служит лишним подтверждением беззащитности человека перед лицом тонких сил. (Не случайно инквизиция осуждала не только тех, кто был, так сказать, «опорой» для феноменов, подобных спиритическим, но и тех, кто отрицал существование этих явлений; они подозревались в том, что также были орудием «инфернальных» сил, со своей стороны обеспечивая им «прикрытие»).

Одержимость в широком смысле – то есть как состояние, в котором человек не принадлежит самому себе – является одной из наиболее распространенных форм, в которых появляется воздействие вышеуказанных влияний на человеческую личность. Свободная личность подменяется чем-то, что не позволяя заметить принуждения, препятствует или искажает всякое высшее стремление. Личностное начало ослабевает, «экстатически» (вскоре мы объясним смысл этого выражения) регрессирует до смешанного коллективного, и этот переход к психически бесформенному коллективному началу является типичным свидетельством разрушительного вторжения.

С этого момента опасность угрожает уже не только медиуму в узком, спиритическом смысле этого слова или тем, кто создаёт из них своего рода новый культ. Это действие дальних сил, для которого подобные персонажи служат всего лишь отправной точкой. Современному миру отныне достаточно лишь лёгкого толчка, чтобы сдвинуться в желаемом ими направлении. Только человек с острым взором замечает совпадения казалось бы разнородных событий, проявляющихся почти как элементы единого плана, понимание которого позволяет постичь также общее направление развития и реальный смысл частных явлений.

Изложенные соображения в принципе применимы как к воинствующему спиритизму, так и к тому ответвлению психических исследований, которое занято изучением тех же явлений, когда они не ограничиваются регистрацией и констатацией, но пытаются их воспроизвести, тем самым поощряя развитие медиумических практик. Правда, в последнем случае опасность почти автоматически снижается.

Если эти исследователи действительно придерживаются научной методики, включающей недоверие и сомнение, это нередко оказывает отрицательный и парализующий эффект на процесс духовидения и производства «феноменов», поскольку последние требуют психической атмосферы ad hoc, чтобы проявиться в полную силу; возникает порочной круг, причиной которого является неадекватность метода предмету, к которому он применяется. (Указанный тормозящий эффект оказывается катастрофическим, если на сеансе присутствуют люди, заинтересованные не только в наблюдении за процессом в целях предотвращения мошенничества, но и «носители» подлинно сверхъестественного. Нередко это приводит к тому, что у медиума начинаются конвульсии и он впадает в настоящую истерику, что во многом напоминает происходящее во время обряда экзорциса).

Продолжение следует


Обсуждение (высказываний: 1)   

Статьи на тему:
Два бессознательных
Избавиться от цепей ещё не значит освободиться
Деградация сексуальности в фрейдизме
"Смертный" или "бессмертный"?
Истинное "Я" и истерическая марионетка
Личность и невидимое

Историческая память: МаркетГид:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
 

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»