RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
18
декабря
 
 
 
Лица
 
Дата 24.06.2008 14:59 Вставить в блог Версия для печати

Отец Андрей Давыдов: Никакие вдумчивые и искренние усилия не оказываются тщетными и бесполезными

Тема: РЕЛИГИЯ
о Андрей Давыдов355 лет назад вышла в свет знаменитая «Память» патриарха Никона. О предпосылках и судьбах никонианской реформы мы беседуем с отцом Андреем Давыдовым, настоятелем Христорождественской и Никольской церквей (Суздаль), руководителем иконописной мастерской Никольской церкви.

- Отец Андрей, много ли было политического в реформе Никона? Почему такой, на первый взгляд, внутрицерковный вопрос, как дву- или троеперстие, вылился в столь ожесточенную борьбу против патриарха.

Политический аспект не был решающим. Была борьба двух разновидностей традиционализма. Достаточно известен факт, что первоначально и будущий патриарх Никон и будущие лидеры старообрядческого движения входили в один круг «ревнителей древлего благочестия», видевший своей главной целью сохранение и восстановление древних богослужебных традиций церкви. Но за основополагающую традицию оба направления брали различные ориентиры.

Для старообрядцев это была традиция именно русской церкви, как она сложилась за два века ее самостоятельного существования, а для Никона учителем была греческая церковь, от которой Русь приняла христианство, богослужение, образование и церковную иерархию.

В русских богослужебных книгах, учитывая, что тогда книги переписывались от руки, действительно накопилось немало ошибок, разночтений и просто несуразиц, и Никон попытался, ориентируясь на современную практику греческой церкви, унифицировать чины богослужений, приведя их в соответствие с единым эталоном. Тем более что книги начали издаваться печатным способом и большими, чем раньше тиражами. Надо было провести сравнительную редакторскую и переводческую справку. Такие справки книг, хотя и не в такие краткие сроки и не таких масштабах, проводились и до патриаршества Никона и не вызывали видимых разногласий. Никон взялся за необходимое и, в принципе, для всех понятное дело. Это не была реформа в нашем понимании.

Проблема в том, что методы, которыми он пользовался, были поспешными и, возможно, без понимания менталитета людей, жизнь которых он, казалось бы, решил улучшить и избавить от сложившихся местных предрассудков. Старообрядцы же поднимали на щит незыблемость «веры отцов», т.е. русских святых. Если отцы, употребляя «старый» обряд, достигали высот духовной жизни, значит, любое изменение этого обряда поведет к искажению этой духовной жизни. Почему именно «обряд», т.е. богослужебный устав, стал камнем преткновения и вызвал такие тяжелые последствия? Думаю, что именно потому, что с обеих сторон речь шла об «обряде», т.е. внешнем выражении, который понимался не как служебное подспорье для чего-то гораздо более важного, чем он сам, но как недвижимый объективный абсолют и самоценный эталон. При этом конечно, как всегда в человеческих отношениях, тем более в высших сферах государства, за идеологическими разногласиями проглядывала конкуренция и карьера. Какая партия возьмет верх, докажет свою правоту и будет оказывать большее влияние?

- Русская Церковь почти за сто лет до выхода «Памяти» патриарха Никона уже пережила очень содержательный и внутренне драматичный спор иосифлян и нестяжателей. Насколько были связаны между собой эти два события?

Простите, не нахожу между этими конфликтами глубоких связей и параллелей. Можно подчеркнуть, что вопросы, дискутировавшиеся в период Нила Сорского и Иосифа Волоцкого, более непосредственно касались основ христианства, высказанных в Евангелии. В случае же старообрядческого раскола и та и другая сторона относились к одному, вполне «придворному» кругу и спор шел о деталях богослужебного обряда. Кстати и проблема двуперстия и троеперстия возникла не сразу, конфликт начался со споров о гораздо менее заметных подробностях выполнения богослужебного устава.

При этом для многих, не во всем согласных с линией на унификацию и централизацию церковной власти, проводимой патриархом Никоном, старообрядчество стало нишей, в которой они пытались сохранить свое видение веры и путей существования церкви. Поэтому с большой натяжкой и оговорками можно говорить о старообрядчестве, как о русском протестантизме. Но западный протестантизм рождался, в том числе, и из пафоса преодоления буквы обряда, например употребления латинского языка в богослужении. За свою автономию от «господствующей», как ехидно называли старообрядцы патриаршую церковь, приходилось принимать все издержки обрядоверия.

- Каково официальное отношение к старообрядцам РЦП и почему Церковь объединяется с РПЦ (З), а не со старообрядцами?

Наши различия с РПЦ(З) были, действительно, только идеологического плана и сейчас для них нет почвы. Они не были основаны, как оппозиция Московской патриархии. Внутри РПЦ(З) есть значительные силы всерьез заинтересованные в сближении. В отличие от РПЦ(З), старообрядчество родилось из конфликта с патриаршей церковью. Энергия его существования изначально во многом была замешана на пафосе этого противостояния. Находясь в преобладающем большинстве случаев на одной территории с патриаршей, а потом синодальной церковью, старообрядчество было вынуждено ежедневно, в течение почти четырехсот лет доказывать в первую очередь самому себе свою самоидентичность, свое коренное, принципиальное отличие от «господствующей» церкви. При этом внутри старообрядчества, следуя обычной логике разделения, возникли различнейшие направления весьма несогласные между собой. С каким из них объединяться?

В 18-м веке были разработаны принципы так называемого «единоверия».

Идея его такова: Молитесь, как Вы считаете правильным, но возвращайтесь в единую церковь. Тогда, во времена императрицы Екатерины и позже, единоверие было идеей не только религиозной, но и политической, государственной – вернуть раскольников, которые официально считались государственными преступниками, в лоно церкви, а значит и в лоно государства. Эксперимент тогда не очень удался, возможно, из-за излишнего удельного веса политической составляющей. Сейчас совсем иная ситуация и иные мотивы: возможно у идеи единоверия, при должной поддержке и понимании со стороны священноначалия, есть перспективы.

- Сильно ли преувеличены гонения на противников Никона?

Простите, но я совсем понимаю, как ответить на вопрос. Преувеличены кем? Жгли, сажали и увечили. Сколько здесь считать за много или за мало? Считается, что жгла не церковь. Она передавала нераскаявшегося раскольника в руки государства, но не могла не знать, что эти руки будут с ним делать дальше. С другой стороны, что тебе дороже, единство церкви (а по тогдашним понятиям и страны) или обрядовые тонкости? Кроме того, для многих, как я говорил, раскол был возможностью уйти от всеповышающегося контроля центральной власти. Старообрядцы-то апеллировали ко временам киево-печерских отцов и преподобного Сергия, когда Великий князь был все же одним из князей, а на назначение того или иного епископа среди прочего имело влияние и согласие или несогласие местного клира и народа.

- Была ли реформа Никона неудавшейся попыткой русской Реформации? И ведь русские религиозные мыслители конца XIX – начала XX века тоже по-своему готовили реформу Церкви… Почему раз за разом все усилия оказывались тщетными и были ли эти усилия вообще тем, чем они кажутся нам сегодня?

Патриархом Никоном, как уже описано выше, исправление церковных книг отнюдь не воспринималось как реформа, т.е. перемена курса. Общий курс был и не только у него на унификацию и повышению роли центральной власти. Возможно, если бы патриарх Никон проводил назревшие и необходимые преобразования деталей церковного обряда менее поспешно и, уделяя больше внимания разъяснению своей позиции – реформы прошли бы гораздо более спокойно, как они проходили до этого. Одна ситуация и линия поведения участников дискуссии, когда ты хочешь разъяснить и помочь, – другая, когда ты под страхом наказания требуешь от всех своих оппонентов, чтобы то, что ты считаешь нужным, было исполнено во что бы то ни стало.

Вопрос об изменениях в жизни современной церкви столь серьезен и непрост, например, учитывая печальный опыт старообрядческого раскола, что я не хотел бы, складывая все в одну кучу, сразу рассуждать на все назревшие темы. Эта тема слишком важна и одновременно трудна, чтобы давать рецепты в 4 или 6 предложений. Если хотите, это можно попробовать сделать темой отдельного, очень неупрощенного разговора. Одно хочется заметить на Ваш вопрос. Никакие вдумчивые и искренние усилия не оказываются тщетными и бесполезными.

Опыт патриарха Никона показывает, что в области религиозной жизни ничего нельзя делать, опираясь только на волевое административное решение. В церкви существуют соборы, т.е. собрание представителей всей церкви, которые могут постепенно и квалифицированно продумать необходимые на данный момент действия и изменения. Последний, очень удачный и продуктивный опыт такого собора всех представителей церкви был в 1917-18 годах. В работе этого собора принимали участие и упоминаемые Вами религиозные философы. Многие актуальные вопросы церковной жизни тогда были откровенно поставлены и были сделаны попытки найти их возможные решения. К сожалению, дальше, в условиях всеобщего террора эта работа почти не могла быть применена к реальностям церковной жизни, да и сами реальности изменились и требовали нового собора, который никак не мог быть собран. Теперь реальности изменились еще раз, возможно, приходит время собраться, честно обозначить проблемы и попытаться, слушая и уважая друг друга, т.е. соборно, найти пути их разрешения.


Обсуждение (высказываний: 42)   

Статьи на тему:
Радоница - день поминовения всех усопших
Митрополит Вятский и Слободский погребен в Кировском соборе
Лидера секты мормонов признали виновным в насилии над несовершеннолетними
В Израиле запылали костры из сжигаемых Евангелий
Джихад и «пензюки»
Убийцы муфтия Кабардино-Балкарии объявлены в розыск

Историческая память: МаркетГид:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
 

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»