RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
25
сентября
 
 
 
Лица
 
Дата 09.06.2008 02:52 Вставить в блог Версия для печати

Елена Чаусова: BEGEMOT.SU

Тема: ПОКОЛЕНИЕ RU
Когда я была маленькой, у меня была замечательная игрушка, надувной зеленый бегемот. Несмотря на неестественный цвет, он был весьма мил и радовал меня не только выражением физиономии, но и значительными размерами. На бегемоте можно было сидеть, по нему можно было лазить, да и вообще большая игрушка для маленького ребенка – вещь во многих отношениях привлекательная. Бегемот, однако, жил у бабушки, поэтому виделись мы с ним только летом. Каждую осень его сдували, а каждую весну после моего приезда – снова надували. И вот однажды, после торжественного надутия бегемота, меня ожидало страшное разочарование: он стал… маленьким. То есть, конечно, это я выросла за год, однако чувство утраты от этого не уменьшалось. Бегемот по-прежнему был мил и любим мною, но ряд волшебных функций невосполнимо утратил. Например, стал проминаться под моим возросшим весом, когда я на него садилась. Впрочем, горевала я недолго, приспособила бегемота под изменившиеся обстоятельства и продолжила жить дальше.

Уже значительно позже я поняла, что это закономерное изменение не только количественных, но и качественных свойств вещей в процессе твоего взросления – вырастания из любимых платьев, решение квадратных уравнений человеком, который еще несколько лет назад не умел умножать и делить, переход от пластмассовых кастрюлек к настоящим сковородкам – все это играет очень важную роль в формировании будущего взрослого человека. И важен здесь не только сам факт изменения, но и спокойное, взвешенное понимание, что «по-старому» тебе больше, в общем, и не нужно… Странно было бы носить «трехлетние» платья когда тебе уже (!) целых (!) семь. На первое сентября мне подарили первые в моей жизни капроновые колготки. Я бы за них отдала весь свой гардероб, не задумываясь. Еще бы и деньгами из копилки приплатила. Ты привыкаешь к тому, что изменения – это хорошо, правильно и к лучшему. Да, на бегемотах и резиновых уточках, чувство утраты которых не травмирует, но приучает здраво воспринимать само чувство утраты. Ты привыкаешь, что без утрат невозможно большинство изменений. И никакой трагедии, в большинстве случаев, в этом нет.

Когда я утратила большого зеленого бегемота, ставшего вдруг маленьким, мне было пять. Через два года я потеряла страну, в которой жила. С ней произошло примерно то же самое, что и с пресловутой надувной игрушкой: географически оставшись, вроде бы, на месте, она резко уменьшилась в размерах и потеряла в связи с этим ряд присущих ей внутренних качеств. Я в этом процессе, однако, не имела решительно никакого значения.

У меня не произошло никаких соответствующих событию изменений – ни психологических, ни физиологических – а Советского Союза не стало. И я, право слово, оказалась к этому совершенно не готова. Я мучилась. Как и многие мои ровесники. Должны ли восьмилетние дети интересоваться вопросами глобальной политики и политической идеологии? Мы интересовались, почти поголовно. Политически самоопределялись в демократов и коммунистов, были ярыми сторонниками какой-либо партии, рассуждали о том, был Ленин злобным тираном тираном или все-таки «хотел как лучше». На переменках в школе, во время игр, на катке, усевшись получше перевязать коньки (диалог о фигуре Ленина произошел у нас с подругой именно там, я запомнила эту сцену на долгие годы). Все это было нам не по возрасту, будто нас всех, еще недавно советских детей, сразу из ползунков засунули во взрослые деловые костюмы. Но не обращать внимания на то, что творилось со страной, мы тоже никак не могли. Она, все-таки, занимала очень много места в реальности. Больше, чем все наши игрушки вместе взятые.

Печальный итог гибели СССР тоже стал мне понятен значительно позже: все мое поколение одним махом лишилось естественного социального взросления. Пресловутый большой зеленый советский бегемот просто исчез в августе 91-го, оставив на месте себя зияющую пустоту, которую Российская Федерация отнюдь не заполнила. Нас растили и воспитывали для той страны, которой больше не было. И как жить в этой, которая образовалась на ее месте, никто нам рассказать не мог. Родители, дедушки, бабушки, учителя и дяденьки в телевизоре также не имели об этом ни малейшего понятия. А для ребенка слова вроде «либерализация» и «свобода слова» ничего не значат. Ребенку нужны четкие и практичные инструкции, которыми он немедленно сможет воспользоваться, чтобы – сначала – научиться, а потом, повзрослев, и применить.

Нельзя забывать и о том, что большой советский бегемот так и остался для нас большим. Навсегда. Мы не видели, как логично и естественно меняется вместе с нашим взрослением наша страна. Наша страна менялась рывками, скачками и плясками святого Витта не взирая на наш возраст, нашу внутреннюю готовность и наши текущие потребности. Наша страна, которую мы даже просто почувствовать нашей могли с огромным усилием. Родины, которая начинается с картинки в букваре, у нас не было. Она издохла в агонии в том самом августе. И бегемот навсегда остался для нас большим. Наше естественное чувство Родины, чувство социального и политического, навсегда осталось пяти, семи, девятилетним. Не было никакого плавного перехода, мы ухнули в эту реальность с головой, и многие так и не оправились. Иные же с большим трудом, сами и по крохам восстанавливали и продолжают восстанавливать себе картину мира.

Когда какой-нибудь стареющий либерал гневно упрекает наше поколение за прагматизм, карьеризм, социальную инертность и прочие смертные, с его точки зрения, грехи, мне хочется плюнуть ему в лицо. Искренне и от души. Хотя, в общем, я неконфликтна. Я вижу перед собой человека, который когда-то, почти двадцать лет назад, отобрал у меня мою привычную реальность, моего милого зеленого бегемота, и подложил на его место то ли фрезерный станок, то ли бухгалтерскую книгу с пятилетней отчетностью. И сказал, что отныне и вовек я буду играть вот с этим, потому что нам нужна демократия и свобода. А как играть – разбирайся сама, свобода же… Нет, я даже не против и готова даже понять.

Просто тогда не надо предъявлять мне претензий за то, что я разобралась по-своему, и что результат не соответствует его розовым ожиданиям от «подросшего поколения».
Я не люблю советского строя, хотеть его повторения для меня – все равно, что засесть заново играть в куклы и пластмассовые кастрюльки, будто мне до сих пор семь. Моя внутренняя тоска, периодически вылезающая на свет божий – не по зеленому бегемоту, а по тому, что он так никогда и не стал маленьким. Наверное, я найду способ это исправить. Мне ведь еще растить собственных детей. И объяснять им все те вещи, которых никто никогда не объяснял мне. Так что я, конечно, придумаю, что делать.
Но плюнуть все равно хочется…


Обсуждение (высказываний: 17)   

Статьи на тему:
Октябрь-1917 и короткая память
Как меня в Гугле забанили
Человек и компьютер – близкие контакты пока неизвестного типа
Хакеры атаковали 6 крупных информационных порталов
Прокуратура Татарстана проверяет слухи о смерти президента республики
«Каникулы в Мексике» прекратятся из-за нецензурной брани

Русский Обозреватель: МаркетГид:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
 

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2017 «Новые Хроники»