RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
22
января
 
 
 
Лица
 
Дата 10.06.2008 11:56 Вставить в блог Версия для печати

Александр Чаусов: CHURCH.RU

Тема: ПОКОЛЕНИЕ RU
Первым моим «миссионером», так уж получилось, была старая и очень мудрая еврейка. Хозяйка квартиры, в которой я снимал комнату, учась на первом курсе университета. Пили мы тогда много и всякую дрянь. После очередной пьянки, когда, проснувшись на утро, я заливал в себя воду из горлышка эмалированного чайника, она сказала: «Вы знаете, Сашенька, чтобы так пили, я видела два раза в жизни. Первый раз – это был мой муж. Второй – это вы. Но муж мой на следующий день умер, а вы почему-то до сих пор живы…». Мне от этих слов стало очень стыдно, и я пошел в церковь. Зачем пошел – я, и сам толком не понимал. Да и «не-толком» тоже. Просто стало стыдно и я пошел. Из храма меня никто не гонял, «церковных бабушек-терминаторов» я узрел уже позже, будучи об их существовании предупрежденным. Да и мужское население в церквях в принципе реже трогают, женщины попадают на старушек чаще. А в храме меня как-то отпустило, что ли. Ну и стал заходить раз в несколько дней минут на пятнадцать. Через полгода познакомился со священником, который еще через год или полтора принял первую мою исповедь и впервые меня причастил.

Принято думать, что в определенном возрасте все люди особенно протестны. Оно, конечно, верно, но наше поколение, думается мне, протестно особенно. Здесь я сужу исключительно по себе. У меня проснулся именно протестный интерес к Православию. Нет, в нулевых не было никакой официальной религиозной цензуры. Не было и в девяностых. Дело в информации, которая была у меня в голове, точнее, в наборе штампов о православном мракобесии, закостенелости, однобокости и неполноценности. О том, что «все религии равны и все религии верны», о том, что «Бог должен быть в душе» и если он в душе, то на этом можно остановиться. Вся эта карточная колода представлений о религии, а особенно о Православии, у меня имелась. Не от родителей, которые не особенно интересовались религиозной тематикой и праздновали «католическое Рождество», а потом и «православное», не утруждаясь объяснять ни себе самим, ни мне, их ребенку, что это за праздник такой. Ни бабушка с дедом, которые крестили меня на дому и в тазике (что самое интересное, дело было в 1989 году, зачем в тазике – не понимаю), да так и не возвращались к теме христианства, ибо самим им было не до того. Откуда я набрался этих штампов о мракобесности религии, которые казались мне набором аксиом сродни закону тяготения? Не знаю. Телевидение, общение с «прогрессивными друзьями». Так или иначе, однажды у меня возникло ощущение, что это лажа. Более того, если бы эти «аксиомы мракобесия» казались бы мне тогда не столь всеобъемлющими, я бы не стал разбираться сам. При этом разбираться не беспристрастно, а именно из желания опровергнуть эту самую лажу. Восемнадцать лет – возраст, когда беспристрастность с большим трудом возможна. Потому пристрастность и протест были основными двигателями и мотиваторами, чтобы пойти и узнать, что там, в Церкви на самом деле.

Я, собственно, и начал с вопросов типа «эволюция и Шестоднев», «наука и религия», «Четвероевангелие и двенадцать апостолов». Радости моей не было предела, когда я все же докопался до пресловутой «лажи», до того, что «аксиомы мракобесия» - это фикция, мыльный пузырь. Но вопросы антиклерикального плана возникали планомерно отовсюду, а я все спрашивал. Так пошел и сравнительный анализ христианских конфессий. Ну а потом пришел интерес к сектам. Но тут получилось с точностью до наоборот: секты защищают, их хвалят… Думается мне, расписывать весь процесс превращения меня из просто епархиального катехизатора ещё и в сектоведа описывать не нужно. Мой протест лично для меня был удовлетворен, и по вопросам науки и религии, и по проблеме Джордано Бруно, всё никак не догорающего на своем злополучном костре. Но только нашлась ещё масса теоретического и практического, до чего банальный антиклерикальный прогон не доходит. Полёт мысли не тот. И стало уже не до этого пресловутого «прогона».
Отношение к Церкви в Советском Союзе и в постсоветской России первых лет мало чем отличалось. Вся разница была в том, что в Стране Советов о «религиозном мракобесии» говорило государство, а в постсоветской России активно заговорила самая громкая часть общества, к тому же большая его часть. Нет, понятно, когда-то были и репрессии, и прочие механизмы давления – но уже эпоха Брежнева и Горбачева, да и Хрущева не знала прямого насилия, расстрелов и лагерей для священнослужителей. А в девяностых, по сути дела, просто сменился громкоговоритель: сначала он был красного цвета, потом стал то ли звездно-полосатого, то ли радужно-невменяемого. В любом случае, возьмите «выкладки о Православии» любого среднестатистического антиклерикала, строчащего в ЖЖ на тему, как ему попы жить мешают, и сравните с какой-нибудь агит-брошюрой хрущевской поры. Если отбросить собственно идеологическую часть, то умозаключения хрущевских агитаторов и «российской демократической (не в обиду будь сказано вменяемым демократам) общественности» по поводу Святой Соборной и Апостольской Матери нашей будут удивительно схожи.

Не поймите неверно: я не собираюсь с пеной у рта доказывать, что земная часть Церкви, то самое человеческое, всё сплошь идеальное и святое. Это, впрочем, всё тот же пропагандистский ход: смешать в карикатуре на храм земное и небесное и на основе этого смешения сделать вывод, что всё ложь, ханжество и надувательство. Да, есть у нас и «православнутые», вот только подразумевая православного, человек, от Церкви сторонний, по умолчанию подразумевает именно композицию а-ля «молиться, поститься и слушать радио “Радонеж”». Буквально три дня назад увидел очередной приступ искреннего, почти детского удивления у человека, который думал, что православные – это такие своеобразные существа, у которых борода до пояса появляется лет с десяти от роду, говорят они на церковно-славянском, а еще полагают, что вся наука от лукавого. В головах нецерковных людей зачастую православные все и каждый полагаются такими мракобесами, ну или, в лучшем случае, подавляющим большинством. И всё же это частности.

Я сейчас, о вещах более теоретического толка. Об истории, о догматике, о сложности доктрины. Для меня нахождение в Православии огромного количества пищи для ума, при том «пищи», если хотите, очень высокого качества, с какого-то момента оказалось самым ярким открытием, опрокидывающим «аксиомы мракобесия» на раз. Но произошло это с течением достаточно долгого времени. То ли это неизжитый до конца «совок», то ли просто ничего интереснее люди придумать не могут и углубляться в историю вопроса не хотят. По большому счету, такова основная беда советского и постсоветского (во многом того же самого же) общества: огромная нелюбовь к саморазвитию, к познанию нового. И ваш покорный слуга здесь не исключение. Не было бы этой «пинковой тяги» юношеского несогласия с «мракобесной аксиологией», кто знает, может быть, сейчас строчил бы я антиклерикальные памфлеты с либеральным подтекстом на каких-нибудь «злобно-апельсиновых» информационных порталах с пеной у рта защищая «всеми гонимую саентологию», имея в душе только пустоту от одиночества и какой-то собственной духовной «обкромсанности». Однако, слава Богу, что получилось так, как получилось, а не иначе. Был и протест, и ощущение пресловутого прогона. И пьянки на первом курсе, и старая мудрая еврейка с её фразой, которую помнить я буду всю жизнь. Слава Богу за всё.


Обсуждение (высказываний: 3)   

Статьи на тему:
Как меня в Гугле забанили
Общественность широко обсуждает возможность доступа ФСБ к интернет-трафику
BEGEMOT.SU
«Википедия» привлекает внимание к угрожающему свободе интернета законопроекту
Школьникам предлагают помочь Медведеву остаться на посту президента
Начат прием заявок для участия в фотоконкурсе CGAP 2014

Русский Обозреватель: МаркетГид:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
 

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»