RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
25
июня
 
 
 
От редакции
 
Дата 18.05.2008 00:00 Вставить в блог Версия для печати

РАЗМЫШЛЕНИЯ В МУЗЕЕ

Тема: ЗАПИСКИ ГЛАВНОГО РЕДАКТОРА
Жить стало лучше, товарищи. Жить стало веселее. То УЕФА, то финал чемпионата по хоккею. Надеюсь, что даже английские болельщики не разнесут Белокаменную и англичанки не очень в ней нагадят. Москвичи, обладающие некоторым количеством «самой перспективной мировой валюты» так вообще зажрались — я вот, в погожий день, обычно использую вместо такси или метро… речной трамвайчик, тем более, что он привозит меня из моих палестин аккурат на «Площадь Европы», где внутри безумно раздражавшего меня флагштока с национальными символами стран НАТО построили пельменную с богатым выбором (это не платная реклама, это бесплатная реклама). Так сказать – символ коммерческого успеха России внутри русофобской Европы.

А вчерашней ночью толпы довольных москвичей, размахивая фотоаппаратами и мобильниками, носились между московскими музеями и с удовольствием отстаивали даже очереди в час. Отстаивали не потому, что в другой день жалко заплатить 100 рублей за входной билет, а потому что в погожий день приятно отстоять очередь в компании приятных людей. И наблюдать как я, например, за забавными артикулами реконструкторов, изображающих французских и русских солдат у Бородинской панорамы или послушать Рахманинова на балалайках, какового счастья сподобились мои знакомые, побывавшие той же ночью в Царицыно.

Вообще, в последние годы сформировался новый тип москвича. Он одет стильно, но не вызывающе или даже вызывающе консервативно, чешет по улице с рюкзачком, на котором красиво повязана георгиевская ленточка, оснащен всевозможной аудио-фото-видео техникой, и новомодным тусовкам предпочитает ту же самую Бородинскую панораму, развод караулов на Красной площади, танки в городе и другие развлечения в стиле милитари-лайт, которых в России, слава Богу, наконец-то стало более-менее в соответствии с естественной потребностью гражданина великой исторической нации. Стоять в такой очереди в музей действительно приятно и внутренне комфортно, исчезает наконец даже наведенное 90-ми чувство страха жителя мегаполиса перед любым другим произвольно взятым жителем мегаполиса.

А сам музей навел на меня вот какие мысли…Русским часто приписывается неумение пропагандировать свои победы. Сколько раз я слышал разговоры на тему «Трафальгарская колонна это сила, а у нас что?». Некоторый небольшой резон в этом есть. Как отметил Михаил Харитонов мы, особенно в советское время, разучились вкладываться в качество памятников. А в постсоветское еще и начали портить уже имеющееся. Кто не верит, тот пусть проедет по Кутузовскому проспекту из центра в область и полюбуется на ублюдочную башню-новостройку совершенно изуродовавшую восприятие Триумфальной арки.

Но умение ставит памятники – это только частный аспект искусства психологической войны. Психологической войной как таковой никто лучше русских в мире не владел, не владеет и владеть не будет. «Сделают лучше другие изваянья литые из бронзы», но никто лучше русских не умеет делать памятники нерукотворные «бронзы литой прочней». Никто лучше не умеет создавать события, которые сами по себе не могут не быть памятниками, провоцируют культурное творчество, создание легенд, служат вечным источником «непроплаченного» вдохновения.

То же самое Бородино. Если смотреть с узко-военной точки зрения неудачное сражение бессмысленно данное на невыгодной позиции. Барклай – автор стратегического плана войны это прекрасно понимал. Не хуже его понимал это и Кутузов. Но Кутузов понимал то, что умному шотландцу было непонятно. Сражение необходимо было дать не ради военной победы или поражения, а ради психологической и моральной победы, которая одна единственная имела значение в этой войне.

Вот как, хотя и не с полным пониманием сути Кутузовской стратегии характеризует великого полководца знаменитый немецкий военный теоретик Клаузевиц, бывший в 1812 при русской армии:

«Он знал русских и умел с ними обращаться. С неслыханной смелостью смотрел он на себя как на победителя, возвещал повсюду близкую гибель неприятельской армии, до самого конца делал вид, что собирается для защиты Москвы дать второе сражение и изливался в безмерной похвальбе; этим он льстил тщеславию войска и народа; при помощи прокламаций и возбуждения религиозного чувства он старался воздействовать на сознание народа. Таким путем создалось доверие нового рода, правда, искусственно внушенное, но все же имевшее в своей основе истину, а именно плохое положение французской армии. Таким образом это легкомыслие и базарные выкрики хитрого старика были полезнее для дела, чем честность Барклая. Последний совершенно отчаялся бы в счастливом исходе войны; он еще в октябре отчаивался в нем, когда у большинства снова возродилась надежда; сам он не сумел бы найти никаких средств улучшить положение дел, а его мнительность помешала бы использовать даже те средства, которые могли ему предложить другие; так, например, он высказался против перехода на Калужскую дорогу; в печальных, всегда озабоченных чертах его лица каждый солдат мог прочитать мысль об отчаянном положении армии и государства, и не исключено, что настроение этого полководца передалось бы армии, двору, всему народу; словом, простой, честный и дельный сам по себе, но ограниченный Барклай, не способный проникнуть в самую глубь обстановки столь гигантского масштаба, был бы подавлен моральными возможностями французской победы, в то время как легкомысленный Кутузов противопоставил им дерзкое чело и целый поток хвастливых речей».

Бородинское сражение было дано для того, чтобы Лермонтов написал «Скажи-ка дядя, ведь недаром…», чтобы Толстой написал «Войну и мир». Ну это в долгосрочной перспективе — а тогда, чтобы легендарный Багратион «самым удивительным фактом биографии которого было то, что он дожил до 47 лет» (Е.В.Тарле) героически погиб именно в этом сражении, или чтобы Милорадович сел завтракать под перекрестным огнем, чтобы рассказывались легенды про искавшего смерти Барклая, лично ведшего в атаку кавалергардов, и под которым убиты были четыре лошади. Каждый русский генерал и офицер стремился погибнуть под Бородино, зная, что покроет себя в памяти потомков бессмертной славой.

Руководившему этим грандиозным жертвоприношением Кутузову оставалось только следить за тем, чтобы оно не оказалось напрасным, чтобы битва не была выиграна Наполеоном, чтобы корсиканцу не далось совершить ничего великого и достойного его имени, подобного Маренго, Аустерлицу и Йене. Именно в этом загадка сдержанного поведения Кутузова, отказа в резервах, уклонения от малейшего риска (кстати эта стратегия парализовала и желание рисковать у самого Наполеона).

В итоге там, где Наполеон вел обычную войну по наказанию строптивой России, не желающей участвовать в его Континентальной блокаде, там у русских явилась Отечественная война. Война, энергии которой корсиканцу просто нечего было противопоставить. В основе этой войны лежала ценностная, культурная и психологическая, а не чисто материальная стратегия. Ставка была сделана не на физическое одоление противника, а на его разложение и на достижение абсолютного морального превосходства.

Вот как русский военный теоретик А.А. Свечин описывает работу русских по разложению союзных наполеону немецких армий:

«Подготовка войны 1812 года началась уже в 1810 г. Прусский министр полиции Грунер был завербован русскими для организации антифранцузской агитации в Германии. Даву, командовавший французскими войсками в Германии, начал доносить о подпольном распространении таких сочинений, как труд близкого к русской полиции Коцебу о Наполеоне, под заглавием: "Замечания об освободителе от изобилия", или "История кампаний в Португалии в 1810 и 1811 гг."; последний труд имел целью подорвать веру в непобедимость французов. Подлинный призыв к восстанию немцев заключался во II томе "Духа времени" поэта Арндта, где Наполеон описывался, как сатана, антихрист, и где страстно пророчествовалась его гибель от руки восставших народов. На германских каналах, по которым к Висле сосредоточивались запасы для французской армии, был организован саботаж, под предлогом неисправности шлюзов, и поджог складов с французским военным имуществом. Как только какие-либо части Рейнского союза вступали на прусскую территорию, в них начиналось массовое дезертирство, так как части окружались агитаторами, пособниками и укрывателями…

Целый ряд видных немецких ученых и писателей, начиная с Шлейермахера, согласился работать в 1812 г. в тылу французской армии в русских интересах. Так как предпосылок для успеха вооруженного восстания не было, то цель для агитации временно была поставлена — распространение смуты и недовольства. Для соответственной информации на русские деньги издавалась подпольная газета, которая должна была разоблачать фальшь победных бюллетеней Наполеона…

Главные усилия были направлены на немецких солдат, находившихся на фронте. Несколько выдающихся прусских офицеров взялись быть русскими агентами в прусском корпусе Йорка. Майор фон дер Гольц, которому были даны большие полномочия, ручался, что удержит пруссаков от серьезных действий против русских; он соответственно обрабатывал прусское командование и организовывал дезертирство. Таурогенская измена пруссаков Наполеону подготовлялась заблаговременно…

Образчиком агитационной литературы, отпечатанной в Петербурге, в сенатской типографии, в октябре 1812 г., на средства неограниченного монарха, является написанный Арндтом по особому заказу "краткий катехизис для немецких солдат". Немецкие солдаты когда-то имели своего германского императора. Теперь они связались с самим сатаной и адом во образе Наполеона Свободные люди стали рабами и с оружием следуют в отдаленные страны, чтобы сделать такими же рабами счастливые и свободные народы. Немецкий государь посылает немецкого солдата на войну: должен ли немецкий солдат воевать? Нет, отвечает Арндт; монархическая идея подчиняется идее национальной, отечественной, если государь натравливает своих солдат на неповинных, на имеющих право на своей стороне, если государь посягает на счастье и свободу своих подданных, если он хочет помогать врагам своего отечества, если он позволяет грабить, бесчестить, насиловать свое население, то слушаться такого государя значило бы нарушать божеский закон. Честь немецкого солдата требует, чтобы он сломал тот клинок, который ему немецкие деспоты приказывают обнажить за врагов родины — французов. Солдат должен помнить, что родина, отечество бессмертны и вечны, а монархи и всякое начальство уйдет в прошлое со своим мелким честолюбием, со всем постыдным, что они наделали. Договор верности, связывающий войска с государем, может быть нарушен не только вассалом, но и сеньором. Если государь становится союзником Наполеона, то тем самым он делается изменником. Солдат, принесший присягу государю, не имеет права слепо выполнять все, что он ему прикажет. если приказ направлен против отечества, то честь солдата требует нарушения присяги. «Ты человек, и человеческая кожа остается на тебе и после того, как на тебя напялили мундир»
.

Есть, впрочем, и еще более поразительный пример психологической войны, превратившей очевидное поражение в безусловную моральную победу. Это – Крымская война. В мирной Европе середины XIX столетия эта война была событием огромного значения. Однако что помнит из нее современный европеец? Если он хорошо образован, то два эпизода из неудачного для англо-французов Балаклавского сражения — «тонкая красная линия» и «атака легкой кавалерии» (поразительно, что в данном случае даже англо-французы втянулись в русскую культурную игру, героизируя трагический героизм неудачи, а никак не успех).

Для образованного русского Севастопольская оборона и другие эпизоды войны даже сегодня, спустя полтора столетия, источник интенсивного духовного излучения. В России героизирован почти каждый эпизод этой грандиозной войны — Синоп и первая бомбардировка, минная война и операции Пирогова, защита Соловецкого монастыря и Петропавловска-Камчатского, героическая гибель великих адмиралов и подвиги матроса Кошки. Даже Севастопольская панорама того же Рубо, простите мне мою вкусовщину, гораздо интересней и духовно насыщенней Бородинской. На дистанции в 5-10 лет Крымская война была проиграна Россией, на дистанции в 150 лет она нами безусловно выиграна. И когда Севастополь придет к своему морально и исторически оправданному статусу это станет окончательно очевидно….

Впрочем в этой особенности ведения войны русскими западные люди разобрались, похоже, давно. Не случайно главным методом войны против России давно уже является измена, ставка на удар в спину силами завербованной здесь агентуры. Не обошлось без этого и на этот раз — пришедших посмотреть классику русского батального искусства в качестве «нагрузки» ожидала выставка дегенеративного искусства под названием «Арт-Кутузов». Привлеченные духовым оркестром, игравшим действительно красиво посетители панорамы заходили в зал и оказывались в тошнотоворном поле, создаваемом произведениями «педорасов» (Н.С. Хрущев). Собственно за спиной оркестра располагался уродливый черно-белый Кутузов анфас, то есть с бросающимся в глаза бельмом. Дальше – больше — карта Москвы за тюремной решеткой. И наиболее впечатляющий «шедевр» изображение на железе конфетного фантика шоколад «Слава» с небритым безногим ветераном кавказской наружности.

Понятно, что произведения молодых художников «грековской» школы были бы здесь гораздо уместней. Но видимо должно пройти еще какое-то время и пара обвалов нью-йоркской биржи, прежде чем выродки «актуального искусства» перестанут брать с нас за возможность приобщиться к искусству подлинному своеобразную дань, в виде обязанности проходить мимо их поделок (и относиться это, кстати сказать, не только к питомцам Гельмана – встречаться на пути к Третьяковской Галерее с ногочленами Бурганова было ничуть не менее отвратительно). Но главное сегодня, все-таки, не здесь. Современная русская жизнь семимильными шагами идет мимо этого упадка и его певцов и конструкторов. У нее сегодня другие художники, другие радости, другие борения, и другая боль и тревога.

Нам есть чего опасаться, есть о чем беспокоиться и есть с чем бороться. Но дышится сегодня все же удивительно легко и полной грудью. Жить стало веселее.

БОРОДИНСКАЯ ПАНОРАМА, СЕВАСТОПОЛЬСКАЯ ПАНОРАМА, РАЗВОД КАРАУЛА НА КРАСНОЙ ПЛОЩАДИ - ФОТО И ВИДЕО


Обсуждение (высказываний: 1)   

Статьи на тему:
НЕДОТЫКОМКА
Прощание с Новым годом
Памяти Франции. Часть III. Шато де Куси
К НАМ В ДЕТСАДИК ПРИХОДИЛ...
ХУДОЖНИК НА ВЕСАХ ВЕЧНОСТИ
Как Леня Голубков убил российскую демократию

Историческая память: Globoscope.ru:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
  Этот опасный новый мир
Два-талибана-два





 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2019 «Новые Хроники»