RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
18
декабря
 
 
 
Лица
 
Дата 24.04.2008 00:00 Вставить в блог Версия для печати

Елена Лебедева: Хитровка не для рынка

Тема: МОСКВА И МОСКВИЧИ
Говорят, что в Москве решили построить новый «Хитров рынок», аккурат на месте прежнего. Только теперь он будет называться «бизнес-центр». А жители района Хитровки защищают свой уголок Москвы всеми возможными мерами — субботниками, обращениями в мэрию, сигналами в прессу. И говорят — всё без толку. Что они защищают? Знаменитого Хитрова рынка давно уже нет — и Слава Богу, — не осталось почти и зданий тех времен. Но жива неповторимая атмосфера старой Москвы, где и сегодня еще, даже когда в городе пробки, не так уж много машин, зато тихо и полно зелени, и которую могут бездумно разрушить в погоне за очередными квадратными метрами бизнес-площадей.

Хитровка. Каждому москвичу ее имя напоминает о социальной трагедии старой Москвы. И сегодня трудно представить, что когда-то здесь был один из самых аристократических московских островков. Дворец Ивана III по преданию стоял на месте дома 11/1 в Подколокольном, который снискал себе мрачную славу во времена Хитрова рынка. Вслед за государем, как водится, потянулась знать. Долгие века здесь, под боком у Кремля, жили Шуйские, Бутурлины, Демидовы, Свиньины, Волконские, Лопухины. Главным, конечно, был боярин Федор Алексеевич Головин, сподвижник Петра I. С ним вообще было связано все «первое», что появлялось тогда в России. Первый русский адмирал и первый кавалер ордена Андрея Первозванного облюбовал эти места в конце XVII века, когда вернулся из Китая – именно он заключил Нерчинский договор, после чего в Россию начались первые поставки китайского чая. А позднее подписал в Англии контракт с лордом Кармантреном о первых поставках в Россию табака. Первым из бояр собственноручно срезал себе бороду. Первым возглавил знаменитую Навигацкую школу и редактировал первую в России печатную газету «Ведомости». Для себя Головин приобрел престижный участок близ Кремля и построил деревянные хоромы с домовой Казанской церковью, но пожить в них не успел - рано умер.

В середине XVIII века его имение купила княгиня Н.С.Щербатова, только что овдовевшая. По иронии судьбы ее несчастный муж Семен Иванович Щербатов был другом царевича Алексея, за что сам попал под суд и был приговорен к смертной казни с заменой на ссылку в Пустозерск. Вдова пожелала выстроить на месте деревянных хором Головиных уютную каменную усадебку. Бульвары еще не облагородили Москву, и парадный барочный фасад был обращен к Кремлю. После Отечественной войны новый владелец генерал Н.З.Хитрово спешно поворачивал особняк «лицом» к молодым бульварам, где уже разгуливала модная публика. Бывший садовый фасад стал парадным, украшенный портиком, и усадьба приняла облик классического московского ампира.

Хозяин усадьбы вел род от знатного ордынца Эду-Хана, по прозванию Сильно-Хитр, который приехал на службу к князю Олегу Рязанскому, принял христианство и был наречен Андреем, а его потомки получили фамилию Хитрово. Самым знаменитым из них стал Богдан Хитрово, основатель Симбирска и начальник Оружейной палаты, заведовавший росписью кремлевских соборов и Новодевичьего монастыря.
Николай Захарович остался в истории Москвы. Пожалованный императором Павлом I во флигель-адъютанты, он стал зятем М.И.Кутузова, женившись на его дочери Анне, и был весьма в чести у фельдмаршала. Молодой красавец храбро воевал в «наполеоновских войнах», но в апреле 1809 года был тяжело ранен, получил в награду генеральский чин и вышел в отставку – как оказалось, навсегда. Накануне Отечественной войны он был осужден по делу о государственной измене – его обвиняли, что он под винными парами сболтнул французскому генералу важный военный секрет. Его сослали в Вятку, через год поселили в тарусском имении под надзором полиции, но воевать с Наполеоном не позволили.

После триумфальной победы, одержанной его славным тестем, отставному генералу разрешили вернуться в Москву. Тогда-то он купил себе усадьбу Щербатовой и заодно переосвятил домовую церковь во имя Тихвинской иконы, причем освящал ее протоиерей Александр Беликов, бывший законоучителем маленького А.С.Пушкина. Генерал был страстным, азартным человеком, который охотно пробовал себя на самых разных поприщах. Его увлечению коммерцией Москва обязана появлением Хитровки. В 1823 году он скупил соседние участки у двух вдов, которым было не по силам заниматься хозяйством, и добился разрешения властей построить крытый каменный рынок для торговли мясом и зеленью. Генерал горел этим делом. За год площадь была очищена от ветхих строений, спланирована и замощена. На ней построили первые торговые лавки, как вдруг в 1826 году генерал умер. Вдова не пожелала заниматься рынком и покинула особняк. Недостроенное здание городские власти отдали под зимнюю мясную ярмарку с возов.

Потом там стихийно образовалась московская «биржа» труда - «стоянка» рабочего народа, где собирались в поисках поденного, сезонного, а то и постоянного заработка. Исторический парадокс крылся в том, что в притон нищеты и безработицы Хитровку превратила именно «биржа труда», а не наоборот. Впрочем, парадокс вполне объясним. К появлению Хитровки привели три исторических обстоятельства – отмена крепостного права, давшая многие тысячи трудовых рук, развитие капитализма в России и спрос в Москве на дешевую рабочую силу. Затея генерала Хитрово только поспособствовала этому, создав удобный участок в подходящем месте – и в центре, и не на виду. А власти не разгадали опасности и промахнулись. Потом справиться не смогли.
На Хитровке производился наем на тяжелые физические работы, хотя «предложение» было самое разнообразное, вплоть до кормилиц. Работодатели приходили сюда в поисках почти даровых рабочих, ведь Хитровка привлекала именно дешевизной предлагаемого труда, будучи способом получения работы «с улицы». Многим, кто не имел протекций, таланта, репутации, - ничего кроме своих рук, оставалось только идти на Хитровку. В тоже время на Хитровку намеренно ехали рабочие из провинций – прямо с вокзала они маршировали сюда целыми артелями. Для этих рабочих сделали железный навес от дождя, под которым они проводили дни в ожидании удачи. Рано утром на Хитровку являлись подрядчики и уводили артели на работу, а вечером они обычно возвращались под навес. Ведь предложение превышало спрос, и основная масса первых, трудовых хитрованцев устраивалась на временный заработок. У рабочей Хитровки оказался лишь один бич – безработица.

Во-первых, деревенские трудяги не имели крыши над головой, и ушлые предприниматели выстроили на Хитровки ночлежные дома с круглосуточным проживанием, носившие имена своих владельцев: это было единственное в Москве место, где в ночлежках можно было оставаться днем. Заработанные деньги работники приносили с собой на ночь. Это породило второе явление – желающие ими завладеть устроили на Хитровке притоны, игорные дома, кабаки. Получился замкнутый круг. Больше всего везло тем, кто сумел вырваться и покинуть Хитровку. Многие же оседали в ней навсегда, не прекращая работать за гроши. Сам А.К. Саврасов в печальный момент жизни рисовал тут по памяти свои пейзажи за бутылку водки, которые продавали на Сухаревке.

Основная масса неудачников Хитровки подавалась в профессиональное нищенство, дабы заработать пятак на ночлег и выпивку. Оттого Хитровка беспощадно испортила эту некогда аристократическую местность, наводнив ее уголовным элементом, заставила многих жителей покинуть свои дома и безжалостно расправлялись с местными историческими памятниками, хотя ее уцелевшие следы - тоже история.

Самым криминальным местом был трактир «Каторга» в Подколокольном, 11 – том самом доме, что вырос на месте дворца Ивана III. С Хитровки, как с Дона, выдачи не было: здесь укрывались и бывшие, и беглые каторжники. Пристанищем барышников и нищих был трактир «Пересыльный», а маститые воры и солидные скупщики краденого обитали в «Сибири». Эти два трактира находились в Румянцевском доме, в том же Подколокольном, 12.

На стрелке Певческого и Петропавловского переулков стоит клинообразный дом-«утюг». Раньше здесь была усадьба Свиньиных, и в ней жил статский советник Павел Петрович Свиньин, издатель «Отечественных записок», на которого Пушкин указал Гоголю как на удачный прототип Хлестакова. От фамилии Свиньиных произошло сугубо хитровское название «Свиной дом»: в нем была самая страшная ночлежка с воровским притоном. Наворованное хранилось в подвалах и в коллекторах. По преданию, души каторжников по сей день бродят в хитровских подземельях, разыскивая свои «сокровища Агры».

Самым «чистым» был дом в Хитровском переулке, 3. Бывшую усадьбу Лопухиных, родственников опальной царицы Евдокии, где в 1871 году родился композитор А.Н.Скрябин, облюбовали «раки» - портные, перешивавшие краденое платье. Их прозвали «раками» потому, что они сами не имели никакой одежды и безвылазно сидели в своих логовах. Здесь же ожидали гостей «барышни», часто малолетние.

Образ жизни Хитровки у многих отбивал всякую охоту на труд и на заработок. Лев Толстой вспоминал, как у него просили денег на пилу, на билет домой, на одежду, а через несколько дней он встречал своих подопечных в том же месте и в том же виде. Хитровка превратилась, по выражению Гиляровского, в «самое туманное» место Москвы, который и работодатели давно обходили стороной. Богатырь «дядя Гиляй» ходил сюда с пудовой тростью на случай самообороны, показывая эти места К.С.Станиславскому и актерам МХАТа перед постановкой горьковской пьесы «На дне».

Что же предпринимали дореволюционные власти? Да почти ничего. В Хитровском переулке, 4 была Мясницкая полицейская часть, где работал врач Дмитрий Кувшинников, выбравший для общественного служения именно этот московский уголок. Он и его супруга послужили Чехову прототипами Дымовых в повести «Попрыгунья». А городового Федота Иваныча Рудникова хитрованцы, конечно, боялись и даже отдавали ему пальто, украденное с чьего-то важного плеча.

Еще открывали благотворительные столовые, больницы– даже особняк Хитрово стал лечебницей для обитателей Хитровки. Княгиня Елизавета Федоровна не раз приходила сюда за малолетними детьми и забирала их на воспитание в школу при своей обители. Ничто не могло, казалось, сломить Хитровку, но покончили с ней за одну ночь 1923 года, когда вооруженная милиция оцепила район, и обитателям предложили выселиться в течение нескольких часов. На месте Хитровка рынка построили школу. Площадь почетно назвали именем Максима Горького. Выстроили угловой «дом с фигурами», одним крылом вставший на месте снесенной церкви. Если присмотреться в его арку, можно увидеть ампирный особняк генерала Хитрово, недавно приведенный в чувство стараниями московских властей.

Хитровка оставила по себе лишь топонимическую память да несколько домов. Но даже в суетный будний день здесь дышится старой Москвой. И гуляя по ее переулкам, понимаешь тех людей, которые защищают не только свое вполне законное право на тихую жизнь, но и право на жизнь заповедной Москвы, на сохранение этого островка старины, который оставила история – со всеми ее уроками.


Обсуждение (высказываний: 0)   

Статьи на тему:
Черная грязь. Царицыно
Пожар в авосервисе на улице Южнопортовой локализован
В правительстве обсудили строительство «Новой Москвы»
В Видном пройдёт военно-спортивная игра "Освобождённое Подмосковье
В Москве в парке Кузьминки Новый год отметят в азиатском стиле
Москву опять накрыло едким дымом

Историческая память: МаркетГид:
Презентация научного издания Фонда – «Журнала российских и восточноевропейских исторических исследований»
«Советские депортации из Прибалтики не носили этнический характер» - интервью директора Фонда "Историческая память" А.Дюкова
Издательство "РОССПЭН" выпускает в свет монографию германского историка Фрица Фишера "Рывок к мировому господству. Политика военных целей кайзеровской Германии в 1914-1918 гг.".
Международный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»еждународный научный семинар «Сожженные деревни: изучение нацистских карательных операций в России и Беларуси»
Первый том полнотекстовой научной публикацией дневников «музы блокадного Ленинграда», поэтессы О.Ф. Берггольц.
Международная научная конференция «Мировые войны XX века в исторической памяти России и Беларуси»
 

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»