RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
19
августа
 
 
 
Лица
 
Дата 21.05.2013 12:33 Вставить в блог Версия для печати

Иван Василенко: Отцы и дети. Новая версия

Тема: ОБЩЕСТВО
Ужасная судьба отца и сына
Жить розно и в разлуке умереть
М.Ю. Лермонтов


Проблема отцов и детей — уже штамп, данность, история, что стара как мир. О столкновении различных поколений в одной семье сказано немало. Вот только сейчас эта «жизненная аксиома» приобретает новый оттенок. Речь идет о проблеме взаимоотношений отцов и детей после развода родителей. С одной стороны различные взгляды и ценности у членов семьи просто перерастают в результате распада «важнейшей ячейки общества» в серьезные конфликты. С другой — развод становится местом боевых действий и выяснений долгих «кто прав — кто виноват». Причем неповинные дети превращаются в элемент этой своеобразной жестокой игры двух супругов. То, что звучало дико полвека назад, сейчас практически новая реалия. Как отмечают многие специалисты, «ребенок становится беспроигрышной картой на все случаи жизни. <..> Строптивому мужу раз и навсегда дается понять: развод с женой — это развод и с детьми». Конечно, положение спорное, может вызвать бурю эмоций феминистического или дискриминационного характера вообще. Но то, что это есть — факт неоспоримый.

Не стоит, естественно, приобщать к общей массе примеров — разводы светские или, как любят многие называть, «звездные коллапсы». Элемент наигранности и желание лишний раз напомнить о себе здесь как-никак выше, чем, по сути, реальность настоящего семейного конфликта.

Не все бывает в порядке даже в королевских гнездышках, поэтому что уж говорить о людях обычных. Зачастую сор из избы, как говорится, не выносится. Но бывает, что проблема настолько серьезна, что напоминает чуть ли не шекспировскую трагедию в лучшем виде. Таких примеров много, и они давно стали достоянием общественности. В нынешнем году Европа показала, что родительская борьба за свое чадо готова выйти на качественно новый уровень. Во Франции уже сначала года свое недовольство демонстративно выказывали «брошенные отцы».

Сначала в середине февраля житель города Нант Сержу Шарне более четырех суток находился на портовом кране, чтобы привлечь внимание к своей проблеме. Оказывается, 42-летний отец после развода был обвинен в похищении собственного сына и по решению суда теперь не может встречаться с ним. Подобный случай представлялся как из ряда вон выходящий. Однако, камень, брошенный в воду, просто не мог не запустить волну. И вот на прошлой неделе число недовольных отцов пополнилось — в городе Орлеан к югу от Парижа прошла акция, приуроченная к проблеме родительских прав во Франции. Восемь одиноких родителей взобрались на один из ярусов кафедрального собора в центре города и пытались всеми силами обратить внимание на семейные трагедии в стране. Но не все так просто на первый взгляд. Да, с одной стороны подобные протесты лишний раз доказывают, что старая добрая истина «ребенок должен остаться с матерью» все еще доминантна. Так согласно докладу Министерства юстиции за год 2009-й, после развода отцы менее чем в 8% случаях получают право на опеку. Как понимаете, если акции возникают и сейчас — значит особо тенденция не изменилась к лучшему.

Но взглянем немного поглубже. Во Франции женщины, как правило, работающие. Именно мама является основой и оплотом во французской семье, а не отец. Она, банально говоря, и «добытчик», и она же занимается ребенком. Да и в отличие от славянских семей бабушки и дедушки не участвуют в воспитании и живут, как правило, отдельно. В такой ситуации фраза уже названного «нантского протестанта», что «правящие нами женщины откровенно плюют на отцов и <..> всё еще думают, что мы не способны поменять ребенку пеленки», звучит теперь и с некоторой долей антифеминизма и даже женофобии. В итоге протест уже выглядит не столько как попытка найти правду в сложных отношениях родителей и детей, а как «ответ на изменения в обществе, такие как замена в 1970 году отцовского авторитета в семье». Так, по крайней мере, считают социологи в самой Франции.

Не менее сложная ситуация и в нашей стране. Хотя бы уже потому, что по количеству разводов мы на лидирующих позициях в мире. А это значит, что и собственно почвы для возникновения конфликтов между супругами больше. При этом все-таки необходимо отметить, что российская семья достаточно сильно отличается от той же французской. Так в настоящее время преобладает патриархальная модель семьи. Ведущими в ней являются следующие родственные отношения: зависимость жены от мужа, детей от родителей, в связи с чем происходит жесткое закрепление семейных ролей. Брак внешне устойчив, семья состоит из нескольких поколений: бабушек и дедушек, родителей и детей. Главным считается муж: в его руках сосредоточены все экономические ресурсы семьи, ему принадлежит принятие основных решений. За женой «закрепляются» воспитание и ведение домашнего хозяйства. Опять-таки это лишь общая схема, исключения в которой вполне могут быть. Тем не менее, уже из этого краткого экскурса видно различие «нашей» ситуации от той, что во Франции.

Что касается разводов, то здесь согласно статистике за не такой далекий 2010 год основные причины расторжения браков — это алкогольная и наркотическая зависимость одного из супругов и отсутствие собственного жилья. Две трети семей разрушаются по этим причинам. Но есть интересная тенденция — согласно социологическим опросам чаще всего, инициаторами развода являются женщины, особенно молодые девушки. Однако на рубеже 45-50 лет процентное соотношение резко меняется, и на первый план выходят мужчины. Специалистами это объясняется тем, что обычно жены оценивают брак хуже, чем их мужья. А после 50 у мужчины появляется желание продлить молодость. Дети выросли, алименты не пугают...

При этом согласно общепринятой практике наиболее распространенное препятствие, возникающее на пути расторжения брака — это сложность «поделить» детей (35% опрошенных считают так). Подобные «затруднения» приводят порой супругов к такому конфликтному тупику, что в дело вступают, грубо говоря, «запрещенные приемы». И если в Европе все акции да протесты, то в России иногда дело доходит чуть ли не до откровенного бандитизма.

В январе нынешнего года в Москве из рук матери прямо на улице вырвали ее дочку — десятилетнюю Иру Жиделеву.

Отец так же исчез, и объявлен в федеральный розыск. Уже более трех лет продолжается драма в семье Ломаковых, где родители четырехлетнего Серафима никак не могу определить с кем ему быть. Скандалы, постоянные обращения в суд. И вот теперь у матери — Полины Котовой — ребенка, просто говоря, «изъяли» — где теперь мальчик так же неизвестно.

Причина, почему отцы в России считают, что забраться на портовый кран теперь недостаточно, а нужно переходить к серьезным действиям, в принципе легко объяснима. Во-первых, собственно права на опеку мужчине предоставляются судом так же редко, как и в Европе. И если общественность всколыхнулась во Франции, у которой с папами, как уже отмечалось ранее, после развода остаются дети только в 8 процентах случаев. То, что тогда можно ждать от России с ее еще более смехотворными 1,5 процентами? Но что не менее важно — это, как отмечают юристы, «юридическое отсутствие отцов-одиночек в России». Дело в том, что в российском законодательстве нет ни одного нормативно-правового акта, дающего внятное объяснение понятию «одинокий отец» или «отец, воспитывающий детей без матери». Соответственно, нет и отдельного закона, в котором подробно и четко были бы прописаны права и социальные льготы одиноких отцов. Однако формально папа, который вынужден один воспитывать ребенка, может рассчитывать на те же социальные выплаты, госгарантии и пособия, которые получают одинокие матери, поскольку родители в равной степени наделены правами в воспитании детей, уверяют в Минздравсоцразвития РФ. Но опять-таки все «формально».

И в итоге получается, что в такой сложной семейной ситуации, когда одна сторона имеет определенные «карты» на руках, а другая — по сути бесправна, такая страшная и дикая вещь как организованное похищение кажется единственным выходом.

Конечно, можно долго рассуждать о необходимости ввести изменения в законодательстве или о семейных ценностях вообще. Но, пожалуй, наиболее точно на этот счет выразился российский омбудсмен Павел Астахов: «Когда один из родителей вопреки решению суда забирает ребенка, он нарушает не только права другого родителя <..>, но и самого ребенка». Ведь в самом деле — желание отомстить или что-то доказать другой стороне приводит к тому, что ребенок становится не самой целью, а уже средством в семейной борьбе, что ни в коем случаем недопустимо


Обсуждение (высказываний: 0)   

Статьи на тему:
Россиян ждет 4 дня отдыха
Социальную проблему осветили с помощью инновационной технологии
Центральная Россия пострадала от урагана
Москва помнит трагедию "Норд-Оста"
От демографии до космоса
Facebook опровергает слухи о скором закрытии

Историческая память: Globoscope.ru:
Гостевая лекция профессора Майкла Манна в Институте социологии РАН
Профессор Майкл Манн выступит с лекцией в РГГУ
Манн. М. Темная сторона демократии. Объяснение этнических чисток.
На сайте Государственного архива Российской Федерации размещена электронная публикация документов, связанных с отречением Николая II и расстрелом царской семьи
Международная научно-практическая конференция «Будущее региона Балтийского моря: угрозы и возможности»
Валерий Шеховцов: Малый юбилей Фестиваля документального кино стран СНГ и ЕАЭС «Евразия.DOC»
  Этот опасный новый мир
Два-талибана-два





 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2017 «Новые Хроники»