RSS Каналы
ЛЕТОПИСИ
ЛИЦА
ОТ РЕДАКЦИИ
АВТОРЫ
ТЕМЫ
ПОИСК
О ПРОЕКТЕ
КОНТАКТЫ
Новые Хроники
16
ноября
 
 
 
Лица
 
Дата 09.01.2008 00:00 Вставить в блог Версия для печати

Эмин Калантаров: Интервью с петлей на шее

Тема: НОВГОРОДСКОЕ ДЕЛО
Интервью с петлей на шее"Новгородское дело" вместе с "делом Аракчеева" была самым громким общественно-юридическим событием 2007 года. История молодой женщины, которой прокуратура приписывает чудовищное преступление - попытку убить своего ребенка, при этом - без какой-либо доказательной базы и с оскорбительными формулировками типа "мешала личной жизни", потрясла многих. Многие родители увидели здесь угрозу себе лично, угрозу агрессивного и недоброжелательного вмешательства "органов" в жизнь семьи, другие просто пришли в ужас, что из-за чьей-то глупости или клеветы ребенок может остаться без матери.

Так или иначе, несмотря на общее внимание к этому делу прокуратура Великого Новгорода не отступается от попыток добиться осуждения Антонины Мартыновой. Ей предъявлена новая формулировка обвинения. Суть прежняя - "пыталась убить свою дочь". Что же произошло на самом деле в феврале 2007 года на лестничной клетке одного из новгородских домов, каково это - жить год под столь чудовищным обвинением, ославленной "матерью убийцей", могут ли помочь делу протесты общественности? Обо всем этом в интервью самой АНТОНИНЫ МАРТЫНОВОЙ.


Антонина, пожалуйста, расскажите о себе?

Я родилась в 1985 году, в Новгороде. Обычный ребенок из читающей семьи. Поэтому с пяти лет была записана в библиотеку, много читала, книги носила домой буквально сумками. Как у любой нормальной девочки, у меня была близкая подруга. Возможно, это не было особенно насыщенной жизнью, но в любом случае по подъездам портвейн я не пила и по дискотекам не бегала. С 9-го по 11-тый класс училась в профильном юридическом классе, с ориентацией на службу в органах УВД. Могла бы заглянуть вперед – училась бы лучше.

После школы по семейным обстоятельствам пошла работать и в то же время поступила на заочное отделение исторического факультета НовГУ. А через год познакомилась со своим первым мужем. Поженились мы уже после рождения Алисы.

Что представляло собой Ваше окружение на тот момент, Вы общительный человек?

Я не могу назвать себя очень общительным человеком, моими лучшими друзьями были пара действительно близких людей и книги. Круг моего общения состоял из одноклассников, школьных друзей, не более того.

Расскажи о первом муже. Вы планировали ребенка?

Нет, ребенка мы не планировали, но оба очень обрадовались моей беременности. Муж был со мной рядом, когда были схватки. Очень переживал по поводу нашего состояния. Вообще, на момент рождения Алисы мы были нормальной молодой парой, которая учится быть хорошими родителями. Так мы прожили до ноября 2005 года, когда стало понятно, что хорошей, гармоничной семьи у нас все же не получится. Тогда же я и ушла.

Почему Вы расстались с первым мужем?

С мужем мы расстались из-за банальных, в общем-то, вещей – не сошлись характерами, не представляли себе дальнейшее гармоничное существование вместе.

На момент нашего разрыва с первым мужем, мы уже были давно знакомы с Кириллом по интернету. Отношения у нас развивались замечательно, мы вели долгие интеллектуальные беседы: я в Новгороде, он – в Москве. Впервые он приехал в на встречу со мной в октябре 2005 года. Тогда ни о каких романтических отношениях речи не шло – мы были хорошими друзьями и собеседниками. Только после третьей или четвертой встречи, мы поняли, что хотели бы проводить вместе гораздо больше времени и в другом статусе. Кирилл, конечно, знал, что у меня есть ребенок, потому что по интернету мы начали общаться еще до моей беременности. И в январе 2006 года Кирилл впервые взял Алису на руки.

Зимой 2006 года мы еще не могли с Кириллом ничего особо планировать, потому что официально я не была разведена с первым мужем. Но после развода, мы должны были втроем уехать в Москву, устроить свадьбу, а дальше… загадать уже не успели. В каком-то смысле, очень хорошо, что не успели. Было бы больнее отказываться от этих долгосрочных планов.

Что случилось на самом деле на той лестнице? Поначалу речи об уголовном преследовании не было?

Не совсем так, поначалу речь шла о некоей «проверке», когда приезжает милиция, они смотрят что произошло, почему и как. Также с самого начала мне говорили о возможности заведения уголовного дела, но в такой поворот никто не верил. Сложно было представить, что следствие все-таки начнется. Но с другой стороны, уголовное дело и, правда, завели – лишь спустя месяц после падения Алисы. До этого момента почему-то никто не беспокоился о том, что я якобы представляю опасность для дочери.

По поводу того, что произошло на самом деле, я уже достаточно рассказала следователю. Для вас это несчастный случай, для меня – огромное горе, нелепость, в результате которой чуть не погиб мой ребенок. Алиса, как любой нормальный ребенок, очень подвижна и энергична. Она вышла через незакрытую дверь на лестничную площадку и пошла исследовать окружающее пространство. Видимо, ей стало интересно, что находится дальше лестничной решетки. Поэтому она стала пролезать сквозь прутья. Когда я вышла на площадку в ее поисках, Алиса стояла за перилами на «мостике» шириной 12 сантиметров. Между нами было где-то около семи метров пространства. Я, молча, чтобы не напугать ее криком, побежала к ней. Между нами было около полутора метров, когда Алиса стала падать.

Сейчас мне ставят в вину, что я не сообразила вовремя, что именно следует делать сразу после падения, но окружающим сложно представить, что чувствует мать, у которой разбился ребенок. Я побежала звать на помощь, у подъезда встретила женщину, которая вернула меня в чувство, я вызвала скорую. Теперь эта женщина свидетель обвинения, которая утверждает, что не верит мне, потому что я «нервничала и волновалась»…

Тем не менее, в марте уголовное дело было заведено. Как Вы отреагировали, узнав об этом? Изменились ли Ваши отношения с Кириллом после падения ребенка?

Конечно, я была в шоке. Все это время мы старались не думать о том, что случилось, чтобы лишний раз не волноваться и не травмировать Алису нервозной атмосферой в доме. Дети ведь все чувствуют. Конечно, были слезы, мы не верили, что такое может быть. Понимаете, помимо одной трагедии, которая все-таки завершилась благополучно, – Алиса жива и отделалась только повреждениями челюсти и шрамиком на подбородке, нам предстояло пережить еще одну – следствие. Мы в общих чертах представляли себе, как долго может длиться эта «кампания» и легче не становилось.

Наши отношения с Кириллом? Хуже они не стали, это точно. Он готов был прилететь из Москвы в тот же день, когда упала Алиса, самолетом через Петербург, но уже в больнице стало ясно что с Алисой в общем все в порядке. Сильных повреждений не было, она была в ясном сознании, Кирилл говорил с ней по телефону. И мы решили не тратить деньги, которые могут понадобиться на ее лечение. Его готовность приехать была очень важна для меня – любому человеку в таком случае понадобилась бы помощь и поддержка, и Кирилл был со мной: постоянно звонил, волновался, утешал меня.

Расскажите о Вашем содержании в СИЗО и ГНЦССП им. Сербского?

В тюрьме я провела 18 дней. А в «Сербского» - 25. Самым тяжелым за это время было расставание с Алисой. Искать что-то положительное в обоих «заключениях» очень трудно, не курорт все же. Зачем и кому это было нужно, я тоже не очень понимаю. Да и в прокуратуре так и не нашлись, что сказать по этому поводу. Из СИЗО я вышла с сильным истощением, весила 36 килограмм. «Лечебница», судя по всему, должна была выявить у меня психические расстройства или аффект. Не выявила. Конечно, в случае с СИЗО, внезапно оказаться в столь враждебной обстановке – очень большой стресс и еще довольно долгое время после освобождения я не могла прийти в себя. Когда я вышла из Сербского реабилитация прошла гораздо быстрее и лучше. Просто потому, что в Москве, дома меня встретила Алиса. А после тюрьмы мне еще около месяца незаконно запрещали видеться с дочерью.

Как Вы оцениваете медиа-кампанию в Вашу поддержку и ее результаты на сегодняшний день, помогали ли Вам блоггеры или просто незнакомые люди, сочувствующие Вам?

Ну как я могу ее оценить? Оцениваю ее как успешную. Она и правда получилась такой, ведь я сейчас на свободе, с ребенком. Сейчас пока я разговариваю с вами, Алиса с бабушкой. Только что звонила домой, спросила Алису, как она себя чувствует. Она говорит, что танцует, вырезала из бумаги круг и квадрат.

Конечно, мне с самого начала, когда я находилась в СИЗО, приходили письма с ЖЖ-никами, так я, собственно, и узнала, что в интернете началась кампания в мою поддержку. К счастью, среди большого количества участвовавших в этом людей нашлись мамы, способные понять, что со мной происходит. Это очень поддерживало на всем протяжении следствия. Меня очень смешит в этом плане позиция прокуратуры. Они говорят, что на них оказывалось давление в медиа-пространстве, в то время как пользователи интернета всего лишь поддерживали меня.

На днях стало известно, что в обвинении по твоему уголовному делу следователь дополнил мотивационную часть. Что именно было добавлено и насколько существенны, на твой взгляд, дополнения?

По мнению следствия, была уточнена психологическая часть мотива. Помимо предположения следствия, что посредством свершения преступления я хотела устроить свою личную жизнь, следствие считает, что я хотела вызвать жалость у Кирилла. Т.е., надо думать, чтобы опять же устроить свою личную жизнь. Видите ли, следствие считает, что я вполне целеустремленный человек – готова устраивать свою личную жизнь любым способом.

Как и прежде ни мне, ни Кириллу, ни другим здравомыслящим людям не ясно, как потеря единственного любимого ребенка поможет устроить личную жизнь. У нас уже на тот момент была крепкая любящая семья, пусть и не зарегистрированная официально, Алиса звала Кирилла папой, а он относился к ней как к родной дочери. У нас есть свидетельства друзей, родных, фотографии, но все это следствию оказалось неинтересным. Недавно я говорила с мамой Кирилла. Она сказала, что следствию, если оно предъявляет такие обвинения, лучше сразу посадить всю нашу семью – и ее саму, и ее восьмилетнюю дочь, сестру Кирилла, с которой часто играет Алиса. Просто абсурд ситуации очевиден всем нам.

На мой взгляд, дополнения, сделанные следствием, совершенно несущественны. И предыдущее, и нынешнее обвинения в отношении меня – надуманные и ложные. Я, конечно, виновата в том, что не уследила за Алисой. Но то, в чем меня обвиняют, - абсурд и вымысел от первого до последнего слова.

Насколько я знаю, прокурор Ефимов недавно получил повышение по службе. Возможно, уголовное дело в моем отношении было заведено именно ради этого повышения, ведь других способов раскрыть какое-нибудь подходящее «убийство» у Ефимова не было. Весь Новгород знает об этом: настоящие убийства у нас не раскрываются.

В любом случае, дело передается в суд, и свою невиновность я буду доказывать именно там. Потому что практика в нашей стране именно такова – если вас вызвали в прокуратуру, вы уже виновны. И ссылаться на Конституцию и презумпцию невиновности не нужно: следователи такие слова вспоминают, только когда сами оказываются под судом.

Русский проект

Обсуждение (высказываний: 9)   

Статьи на тему:
Наука ожидания. В Великом Новгороде огласят приговор Антонине Мартыновой
«Новгородское дело» заметили и в Новгороде
Несчастный случай с "Российской Газетой"
Провинциальная драма с всероссийским резонансом
Новгородская прокуратура "дошила" дело Антонине Мартыновой, присяжные были не против
Суд отложен из-за отсутствия обвиняемой

Русский Обозреватель: МаркетГид:
Сирийская группировка освободила русского блогера-путешественника, захваченного три года назад
В Казани разберут национальные конфликты и профилактику экстремизма
Как я баллотировал Онотоле
Зачем нам этот Brexit?
Загнанных пуделей пристреливают, не правда ли?
В Турции арестовали 11 россиян, подозреваемых в организации теракта в Стамбуле
 

 


Опрос

Когда Россия выйдет из кризиса?
До конца 2015-го
В первой половине 2016-го
Во второй половине 2016-го
В 2017-м или позднее

Лучшие материалы
Наталья Андросенко:
Что они хотят, то они и построят
Егор Холмогоров:
«Мельница». Введение в миф
Ссылки
МаркетГид
Rambler's Top100
 
 
Copyright © 2006—2018 «Новые Хроники»